facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 143 сентябрь 2019 г.
» » Ян Кунтур. С ВЕТРОМ ЗА ПАЗУХОЙ

Ян Кунтур. С ВЕТРОМ ЗА ПАЗУХОЙ



 

ВЕНГЕРСКАЯ ПЕСНЯ

Из остатков утра
скрои мне белую рубаху
с рукавами широкими как 
Тиса в половодье
и штаны такие же    
и с бахромой
скорее напоминающие  
юбку для сиамских близнецов

Чтобы
в тех рукавах
мог свободно укрыться ветер
и пережить этот зной
эту июльскую засуху 
сердца

И пойду я с ветром за пазухой
в глубину Пусты
там поля моей черной войлочной шляпы
сольются с горизонтом
и превратят меня
в вороного иноходца отбившегося от табуна
щиплющего рыжую траву
у заброшенной чарды
где на колодезном журавле 
балансирует 
очухавшееся с похмелья 
солнце
а руки его дочерей
измазаны навозом и молодым вином


 

ХАЙНБУРГ-АН-ДОНАУ. НИЖНЯЯ АВСТРИЯ

              Стал в Хаймбурге* старинном весь поезд на ночлег.
              Такого многолюдства там не было вовек...
              "Песнь о Нибелунгах", авентюра XXII, строфа 1376


Вверх
по ступеням
из кленовых листьев
вдоль бессмертной стены
захлестнувшей гуннским арканом 
с пятнадцатью тяжелыми узлами-башнями
самую сердцевину этого средневекового городка
и подтянувшей  ее  как янычар упирающуюся пленницу
к крутизне Шлоссберга оторвав от спасительного дунайского
пути для свадебных королевских караванов и тяжело гружёных барж

Шлоссберг
словно это сейсмическое колебание-дрожь улиц домиков крыш крестов зубцов
получивших цвет и форму благодаря выкупу за Львиное Сердце
вытолкнуло 
к синеве обетованной конус вулкана с частичкою себя на острие

Хаймобург
потерявший забрало и щит на Кровавом переулке
ослепший оглохший в этом просторе в осени и в солнце
как привидение в магическом кристалле спирита
Седым бессильным вороном
цепенеет он на уступе
над инквизиторским костром осени сжигающим очередную невинную ведьму
и вдруг встрепенувшись каркает сквозь дрему:
"Браунберг!"
но видит при этом в своих мечтах  белый град Бреслау
и его захват
полками общественного транспорта

Новыми гуннами Этцеля вторгаемся на  "Вольво" сквозь Венгерские ворота 
чтобы после Венских снова стать 
траурной далью Кримхильды
траурной мудростью Аврелия

 
----------
Хайнбург (устар. Хаймбург) - старинный австрийский городок на Дунае к с.-в. от Вены, близ от Братиславы (нем. Бреслау). Над городом на горе Шлоссберг - руины древнего замка  Хаймобург. С другой стороны - гора Браунберг с остатками кельтского городища.


 

ГАЙДН

              Я не считаюсь со временем, потому что хочу, чтобы
              сочинение мое просуществовало как можно дольше
                                                                                Йозеф Гайдн

1.
Под тяжелую княжескую дубовую тень
айзенштадтского парка
витиеватую как рококо и спасительную как прощение
вдруг пробились они
пробились как настойчивый и тревожный
зной пустыни Галилейской
Семь последних слов с креста
и стали острыми беспокойными сколами
на изысканном фарфоре века

Но и эта руда скорби 
должна быть переплавлена
в чистый слиток ликования
Ведь истинно говорю тебе 
ныне же будешь со Мною в раю
Ведь Он бесконечно велик и бесконечно добр 
и бесконечно радостен
Ведь у него есть только красота
которую просто необходимо отделить от шлака
Она во всём 
нет ничего в мире лишенного ее
Она постоянная невыносимая и приятная боль 
прокалывающая своими лучами глаза и уши 
и переполняющая грудь
чтобы снова вырываться наружу
слезами
словами
красками
звуками


2.
Лишь сорокалетие скромной тишайшей упорной работы
Провинциальное ежебудничное бдение 
письменного стола и клавиш
гусиного пера и бумаги
придворного капельмейстерского камзола и ленточки напудренного парика
бокала с золотым токайским и подаренного императором бриллианта

Провинциальное ежебудничное бдение алхимических звуковых опытов 
по поиску формулы красоты

Главное чтобы у неё были тема 
и душа её - мелодия

А грани алмаза Фридриха блещут мажорными зайчиками 
по обшарпанным стенам
и не важно что это 
важно как это
так и надо 
так как надо
от них под сводами угрюмого темного маврского лба
что-то начинает ответно блистать и переливаться
как струи водометов 
солнечным утром

Мирное сорокалетие скромной тишайшей упорной работы
мирный скромный тишайший упорный пожар
упоение 
наслаждение этим постоянным 
горением
и ничего больше не надо для счастья
только четыре стены и кровать
только окно под крышей из комнаты для прислуги
только место в дальнем конце княжеского стола
только возможность тут же слышать созданное
в исполнении придворного оркестра

Ведь счастье 
это когда ты можешь отдать себя всего без остатка
самому главному в жизни
тому к чему ты призван
не положением и рождением
а свойствами души
не беспокоясь о прочем

Возможность жить только в музыке
вытесняет прочие желания
Она - привязанные к тысячам мушиных лапок
полощущиеся ленты спектра
их бантики узлы и петли
Она и в трелях ярких спелых вишен
падающих в детский кармашек
и в поскрипываниях-вздохах каретных пружин
и в гудении спиц на оси в отцовской мастерской
и в стуке колес по булыжникам мостовой
где у каждого камня своё особое звучание
Всё дает ликующую радость
только настройся на ее лад 


3.
Монолитное сорокалетие скромной тишайшей упорной работы
Постоянное балансирование на романтических притягивающих облака
макушках средневековых башен 
мимикрировавших согласно новым просвещенным вкусам
в четырехугольное дворцовое венгерское гнездо Эстерхази

Монолит скромной тишайшей упорной работы
с краткими выездами 
в недалекую и одновременно такую далекую
знакомую со школярства с капеллы Штефансдома
Вену
патетическую и пафосную 
Краткие выезды
просто чтобы посидеть в одной ложе с душевным другом Амадеем
вольно складывая камни в единую стену

Монолит скромной тишайшей упорной работы
был неожиданно взорван
Фейерверком лондонского триумфа
Лаврами и пальмами 
мятами и базиликами
миртами и анисами
всеобщего обожания
Торжественнейшим приемом у самого Георга III
что было бы немыслимо в Вене
Пятой почетной профессорской мантией Оксфорда

И все это для самоучки вставшего вровень с теми
чьи книги когда-то штудировал по ночам
и даже выше
Но ведь это лишь Лондон а не Олимп
и уже за пятьдесят
и на старости лет уже не стать небожителем 
хотя оказывается это до безумия приятно
хотя оказывается англичан надо периодически поколачивать литаврами
чтобы не прокисали 
хотя оказывается то что ты делал всю жизнь в удовольствие
за гроши и питание
еще и неожиданно очень доходно
После сорокалетия скромной тишайшей упорной работы


4.
Но был ли бы Лондон и всё такое прочее
был ли бы свой домик с садом в Групендорфе по дороге в Шенбрунн
были ли бы сентиментальные растроганные слезы 
и укутывание старческих ног дорогими дамскими шалями почитания
были ли бы горделивые слова под наполеоновскими ядрами:
"Что вы так испугались? Знайте, там, где Гайдн, 
никакого несчастья произойти не может..."
было ли бы посмертное таинственное блуждание черепа гения
по рукам френологов
Если бы не смерть глубоко почитаемого патрона и благодетеля
и особенно если бы не смерть певчей птички мадемуазель Бозель
доставшейся в утешение 
после махровой дочки цирюльника
использовавшей партитуры на свои папильотки

Что было бы 
не случись этого за два десятилетия до смерти?

Был бы всё тот же монолит 
мирной скромной тишайшей упорной работы
алхимических звуковых опытов по поиску формулы красоты
окно под крышей из комнаты для прислуги
придворный капельмейстерский камзол
место в дальнем конце княжеского стола
мирный скромный тишайший упорный пожар 
сотворения мира
и абсолютное неведение того
что имя его уже по всем закоулкам Европы
от Москвы до Лиссабона
наряду с именем душевного друга Амадея
стало именем и той самой прекрасной эпохи
так похожей на изысканный фарфор

Veni, scripsi, vixi 

---------------------------------------------------

«Он умер в возрасте 77 лет 31 мая 1809 года, вскоре после нападения на Вену французской армии под предводительством Наполеона. Потерял сознание за фортепиано с четками в руках, пропев "Боже, Франца храни..."» (Стендаль. «Жизнеописание Гайдна, Моцарта, Метастазио»).







_________________________________________

Об авторе: ЯН КУНТУР

Родился в Перми. Окончил филфак Пермского государственного университета по специальности журналистика. Работал дворником, сторожем, слесарем на заводе, рабочим сцены, сборщиком на производстве тортов, журналистом в разных СМИ, редактором газеты и журнала, лит. сотрудником издательства «Napkút Kiadó».
Первый и единственный сборник стихов и прозы, переведенных на венгерский язык, «A perem-lét könyve» («Книга на грани жизни», 2013 г.) вышел в Будапеште, где автор и обитает с того самого момента. Помимо него издана книга лирико-краеведческих очерков: «Пленники города» (Пермь, 2012 г.).скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
1 962
Опубликовано 02 фев 2016

ВХОД НА САЙТ