facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 139 май 2019 г.
» » Александр Скидан. ЗЕРКАЛО ОБРАТНОГО ВИДЕНИЯ

Александр Скидан. ЗЕРКАЛО ОБРАТНОГО ВИДЕНИЯ





ИЗ «СХОЛИЙ»

*

непосредственная чувственность
клинического подхода      редукция

болезнь как имя есть частное бытие

разрушая ткани
движение или функции

хирургическое вмешательство
обретает плоть

особое качество
неосязаемый цвет

уникальную
и преходящую форму

лингвистической структуры реального

(таким образом
мы вправе сказать

если искусство хочет выжить
в условиях промышленной цивилизации
художник должен научиться воссоздавать
в своих произведениях разрыв
между потребительской стоимостью
и традиционной понятностью

<разрыв>

который и составляет по существу

опыт шока

 


ИЗ «БОЛЬШОГО СТЕКЛА»

*

иероглиф дыхания

чувственная среда

в двух-трёх дюймах от паха

уточнить – значит испортить поэзию

убить язык чтобы прикоснуться к жизни

образ воспалённого избиения

артериальная и венозная кровь

желчный пузырь

нужно чтобы я падал

попранный бунт

каббалистическая триада

ни рта ни зубов

пора покончить с шедеврами

остальное довершит крик
 

 

БЕЗУМНЫЙ ПЬЕРО

Мрачный пафос, отчасти сентиментальный,
отчасти циничный, что, возможно, одно и то же,
торжествует в финале. Тогда как в целом
это смешной, смешнее некуда, фильм.

Капкан истории. Уголовный
жаргон... библия, потерянный синефила рай.
Годар тогда еще был влюблен в красный автомобиль,
а не в интербригаду,
в скорость, в Анну Карину.

Мелодраматический флер. Нелепая театральная смерть
в бесшабашной (по нотам разыгранной) перестрелке.
Очки солнцезащитные, балетное па.
Пуля, отлитая в Голливуде, убивает больнее. Что
на самом деле тревожит, так это отсутствие
так называемой «любовной сцены», искушение
опытом. Отсутствие совращает
перспективу, тогда как последовательность событий –
фальшивка, подобие.
Подобно Джойсу

Годар предпочитает двусмысленный
пародийный монтаж зияние и в смерти человеческое ускользает
разноцветные динамитные шашки
к которым Бельмондо спичку подносит
смехотворный и вероломный жест
лучшее тому свидетельство крах
классической парадигмы сказал бы критик

...Истлевает белая сигаретка
в уголках асимметричных губ
самоубийцы Пьеро – с лицом
будущей кинозвезды. Как и Марат,
он лежит в ванной, но – читает.
Нечто о Веласкесе, возможно, Фуко,
описывающего в «Слова и вещах» «Менины»
(на ум приходят плоскости Пикассо). Повторю:

насилия и не ждали. Годар
тогда еще был влюблен в красный автомобиль,
в скорость, в Анну Карину. И знал,
тогда уже знал, что человек
никогда не совпадает

ни с собственной
смертью, ни, собственно, с бытием.

 

 
КОРОТКОЕ ТАНГО

Марлон Брандо говорит по-французски,
и ничего не говорит. Грохот
сабвея, моста медленное сверло.

Ласка, кремирующая ответный
безблагодатный жест. Она
состригает ноготь на пальце,
входящем позднее в его промежность.

Он преследует некую неочевидную цель,
отнюдь не идею... У любовника его мертвой жены
халат той же расцветки, что и у него самого.

Не двойничество, но насмешка
банальной женственности, наивный
сарказм (различие стерто задолго до
сакраментального последнего шага
в ванную комнату с опасной бритвой;
она красива – в цветах, в гробу).

В окне напротив темнокожая –
как из воска – фигура играет на
саксофоне; его подруга сосет
мохнатую жужелицу долгой ноты,
нет, пронзительной и короткой.

Танго с голой
задницей, танго.

Он пытает ее,
девочку с мальчишеским торсом. Условие
принято: никаких имен, никаких
дат, историй из детства. Разве что
танец, – и рикошет

пули,
обрывающей никчемный экстаз,
гаснущий фейерверк безмятежной плоти...

И этот крохотный
влажный кусочек
жевательной резины с мертвой слюной

на внутренней стороне балконных перил,
который он оставляет: жалкая
белесая точка,
мерцающая в темноте финального кадра.
 

 

ТРИПТИХ

опоры день лишенный, кровли, выси
круги над городом, а после – под глазами
отправленная восвояси
слепая как проем окна в кавернах
кровь причастившаяся крови
отныне будешь мне сестрой скоромной
скороговоркой спирта в скверне марта
не переплыть мне ставшую огромной
татарскую пустыню утра

*
речь, уходящая за грань произношенья
вся в птичьем клекоте, ничья
не переплыть мне ставшую огромной
постель прихлынувшую с девой света в рубище
не пестовать отдушину, ни лоно
ни тленья убежать
исклеванному горлу песни

*
не переплыть мне ставшую огромной
татарскую пустыню утра
постель прихлынувшую с девой света в рубище
не пестовать отдушину
ни тленья убежать ни поношенья
простоволосому не выбежать на капище
бинокли лимфы глаз не отомкнут
где самописец сердца лоб увечит
и там в рванине неба или лба
на высоте блуждающее семя
и – непорочное незачатье
 

 

* * *

Красный мост. Солнце
опрокидывается в Китай.
На челе скалы – экзема душных цветов.
Для других это будет почему-то Шотландия
(у каждого путешественника своя
мифология смерти).

В бетонированном туннеле детские голоса.

Японец снимает японку видеокамерой; она
несколько смущена, ровно настолько, насколько знает – другой
вторгается в интимную
сцену. Другой? Другое.

Тени в заброшенном бункере присели на корточки; сигареты,
стволы в потолок. Трассы
орудийных платформ.

Помедли у этой пинии; вот рука, вот
безымянное пение чуждых пальцев.
Мотоциклист (шлем, черная куртка - колючая
музыкальная рыба), спешившись, звенит колокольцами.

Отслоившись от темноты,
прокаженный,
он движется со смотровой площадки
вниз, к тихоокеанской воде.

Ты там уже был. Что ты видел,
глотая ртом пустоту? Golden Gate Bridge
красного цвета, город,
раскрытой раковиной белеющий в темноте.
Холмы. Жемчужную нитку
автомобильных огней; зеркальный шар солнца –

кровь

отверзающий океанос.
 

 

Из «DISJECTA MEMBRA»


1

Непритупившееся лезвие лядвий.

Disjecta membra
в оригинале повествует о знании, отделенном
от наших органов чувств миниатюрной мембраной
божественного дыхания, от которого,
я бы добавил, запотевает
зеркало обратного видения. Надвигающийся пейзаж
опрокидывается с головокружительной быстротой
за спину, и затылок
                                                     остается лежать, раздавленный,
на шоссе.
У него открывается третий глаз.
Подобно апории о стреле,
иссушающей в геометрической прогрессии мозг,
мы ни на йоту не приблизились
                                                     к пустыне оргазма.

Отдельно
руки,

отдельно кисти рук,
отдельно голени и, конечно же, шея.

Утешением – единственным – служит то,
что все отчетливей проступает
разница между междометием и бесстрастным глаголом,
ничтоже сумняшеся приводящим
к взрыву синтаксическую машину.
 

 

ЛИБРЕТТО


1

Музыки одуванчик облетел
а я хотел его хотел

-- Необходимо продолжать.

-- Я не могу продолжать.

-- Продолжать то, что завершено.

-- Музыка, ты говоришь о музыке?

-- С первых же тактов нервы трепещут в унисон с мелодией, содрогается любая не забывшая себя плоть.

-- Аскеза, посредством которой проза отделяется от поэзии, служит призыву к песне.

-- Музыка углубляет небо.
 

2

-- Истина же в том, что посредством музыки (посредством техники) на свет появилось первое массовое искусство. Байрейт. Здесь-то, естественно, и сталкиваешься с политической – или эстетико-политической – проблемой.
 

3

-- Эта музыка сообщает что?

-- Эта музыка сообщает о невозможности музыки.

-- Невозможность музыки как традиция.

-- Невозможность традиции.

-- Современность означает преемственность с традицией через разрыв.

-- Разрыв как революция? Или как возвращение того же самого?

-- Вечное возвращение того же самого

-- Вечное возвращение того же самого как иного.

-- О природоведение, о логика, о математика. Я не могу продолжать.

-- Вечное возвращение того же самого как.

-- Я не могу продолжать.

-- Необходимо продолжать. Конец искусства.

-- Музыка, ты говоришь о музыке? Тоска по «великому искусству» – это тоска по религии. То есть, в конечном счете, по общности.

-- Все тот же Байрейт.

-- «Моисей и Аарон» был сочинен как раз перед приходом Третьего Рейха.

--

--

--

-- Цветок музыки мы взрастили.
 

4

И все же остается вопрос: что же в точности хочет сказать Адорно, когда говорит, что разрыву (или цезуре) следовало бы самому обратиться в музыку?







_________________________________________

Об авторе: АЛЕКСАНДР СКИДАН

Родился в Ленинграде. Автор четырех книг стихов и четырех сборников эссе. Переводил современную американскую поэзию и прозу, работы по политической теории и теории искусства. Слушатель Свободного университета (1989–1992), оператор газовой котельной (1985–2002). Лауреат Тургеневского фестиваля малой прозы (1998), премии «Мост» за лучшую статью о поэзии (2006), Премии Андрея Белого за книгу стихов «Красное смещение» (2006). Стихи переведены на множество языков и включены в различные антологии. В 2008 году в США вышла книга «Red Shifting». Участник рабочей группы «Что делать?». Редактор раздела «Практика» журнала «Новое литературное обозрение». Член редколлегии альманаха «Транслит». Живет в Санкт-Петербурге.скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
2 445
Опубликовано 01 окт 2015

ВХОД НА САЙТ