facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
ЭЛЕКТРОННЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Социальная сеть Богема
Мои закладки
/ № 127 октябрь 2018 г.
» » Обзор поэтических подборок «Журнального Зала»

Обзор поэтических подборок «Журнального Зала»


Юлия Крылова

в е д у щ а я    к о л о н к и


Поэт, литературовед. Окончила филологический факультет РГПУ им. Герцена. Магистрант РГГУ. Печаталась в журналах «Новая Юность», «Зинзивер», «Аврора», «Сибирские огни», «Арион» и др. Лауреат премии журнала «Зинзивер» за 2014 и 2016.


Светлана Кекова «Тихая жизнь»

http://magazines.russ.ru/znamia/2018/6/tihaya-zhizn.html
http://magazines.russ.ru/bereg/2018/62/sny-pigmaliona.html

Что можно назвать тихой жизнью? Жизнь в провинциальном городе вдали от суеты или нечто большее? Малые голландцы называли тихой жизнью (голл. stilleven) свои картины с изображением застывших предметов. Для них, в отличие от итальянцев со зловещим натюрмортом (natura morta — мёртвая природа), вещи не умирали, а жили своей медленной жизнью, которые вечно спешащие люди просто не замечали.

Может быть, именно поэтому в подборке Светланы Кековой столько места отведено под описание фламандского натюрморта и его незамеченного бессмертия. Ведь в этих стихах тоже нет смерти, а точнее нет той окончательной смерти, от которой не убежать. В страшную минуту всегда появится ангел, который «держит зажженный фонарь и больного ребенка за руку». А если верить Блаженному Августину, что «Люди — гусеницы ангелов», то теми самыми спасающими ангелами предстоит стать нам с вами.


Тихая жизнь

1.
Голландский натюрморт. При всей дороговизне
заморских раковин,
цветов,
лишённых жизни,
художник пишет их. Вот день сошёл на нет,
но из самих вещей исходит тихий свет.

Как близок мир вещей художнику, как дорог!
Вот устрица лежит.
Из приоткрытых створок
струится некий ток.
Так ночью, не спеша,
от тела отлетит свободная душа.

Кувшин с вином, и хлеб,
и чёрные оливки,
прозрачный виноград,
и в синей чашке сливки,
и персик розовый,
и ночи капюшон,
и тот, кто к трапезе священной приглашён, —

всё в этом полотне, исполненном значенья,
не для услады глаз и не для развлеченья —
для размышления
о милости Отца,
взрастившего шипы
тернового венца.

2.
Зная власть небесного патроната,
наш художник — праведник и герой —
нам напишет лопнувший плод граната
и лимон со срезанной кожурой.

Это всё — со мной и с тобою рядом,
и уже не кажется странным сном…
Вот корзина с вишней и виноградом,
и пшеничный хлеб, и кувшин с вином.

Горизонт желаний на градус сдвинут,
и прозрачен мир, как крыло осы.
Но бокал наполненный опрокинут,
и с бокалом рядом лежат часы.

Это значит: жизнь твоя быстротечна,
хаотична, празднична, но проста, —
и вино разлитое будет вечно,
словно кровь, по каплям стекать с холста.

3.
Люди — гусеницы ангелов.
Блаженный Августин

Букет живых цветов был выхвачен из мрака
и странным волшебством на холст перенесён —
там мотылёк сидит на тонком стебле мака,
прекрасен, как мечта,
как ангел, невесом.

И свет вокруг него как бы тончайшей пылью
нам кажется.
И мы
врагов своих простим,
чтоб в смертный час у нас
вдруг появились крылья,
как говорил о том блаженный Августин.



Марина Бородицкая «Молчальные камни»

http://www.nm1925.ru/Controls/Archive/Journal6_2018_6/Content.aspx

Подборка Марины Бородицкой в «Новом Мире» — это новое прочтение старой поэтической традиции. Словесная вода здесь держится во рту пока не превратится в Мандельштамовский «Камень». И вслед за Тютчевым читатель повторяет «Silentium» и становится мыслящим тростником, из которого потом можно сделать дудочку. Герой переписывает слова «Виноградной косточки», качает права, как маленьких в колыбели, и боится палача, словно сейчас не 2018, а 1937 или 1967. Хотя в сознании автора и 2018 может ощущаться как год, в который стоит помалкивать и прятать детей от нового Гамельнского крысолова.

Ну и чем ты не флейта, скажи на милость?
Человек вообще типичная флейта:
несколько дырочек, пара любимых нот.
И сыграть на тебе может даже ветер,
а уж люди-то друг на дружке
только и делают, что играют.
Дунул в дырку, зажал другую —
Вот тебе нота «да».
Или нота «лю» (а могла бы звучать почище),
или нота «не» (эта в каждой бочке горчит).
Да не плачь, или плачь мелодичнее, ты же флейта!
Покорись музыканты, выпей его дыхание,
и когда он выведет крыс, перепрячь детей. 



Иван Стариков «Занимательная палеонтология»

http://magazines.russ.ru/volga/2018/5-6/zanimatelnaya-paleontologiya.html
http://magazines.russ.ru/arion/2018/2/ivan-starikov.html
http://magazines.russ.ru/znamia/2018/5/v-knigu-carstv-zhalob-i-predlozhenij.html

Более подходящего названия, чем «Занимательная палеонтология» для стихов Ивана Старикова сложно придумать, потому что автор сначала копается в языке, а потом на основе некоторых найденных реликтов создает научную теорию стихи.

Тексты всегда отталкиваются от некой «забавной» мысли, а потом уже речь заводит поэта далеко. Это можно отследить на стихотворении, давшему название подборке. Автор опровергает обвинения во вторичности тем, что вспоминает — в истории Земли были третичный и четвертичные периоды, и в толще новой формы всегда можно обнаружить и «панцирную рыбу силлабики», и «динозавра соцреализма».


Занимательная палеонтология

кто-нибудь конечно заявит
мол ваша поэзия вторична
пожалуй придётся разочаровать
разве что третична и четвертична
но как геологические периоды
google если что в помощь
сквозь которые слоями иногда проступают
панцирные рыбы силлабики
большие морские лилии золотого века
древовидные папоротники серебряного
гигантские футуристические стрекозы
динозавры соцреализма
постмодернистские зубастые птицы
и прочая и прочая и прочая
интереснейшая флора и фауна
бывшая когда-то живой



Лариса Йоонас «Мировое словесное электричество»

http://magazines.russ.ru/volga/2018/5-6/mirovoe-slovesnoe-elektrichestvo.html
 
Что есть поэзия? Часто ее сравнивают с архитектурой — дескать  и то и другое построено. Есть даже термин архитектоника стиха, то есть его композиция, в широком смысле, и строфика, в узком. Главное в архитектуре — достижение гармонии, укладывание кирпичиков ряд за рядом, чтобы они идеально подходили к друг другу. По Заболоцкому — лучшие слова в лучшем порядке.

Есть и другой способ — стихотворение как цепь ассоциаций, возможно не прямо связанных с друг другом. По Мандельштаму — пустота между узоров брюссельского кружева. Часто такие стихи начинаются из пустоты и в пустоту уходят.

У Ларисы Йоонас свой третий путь — путь словесного электричества. Вначале текста ты чувствуешь легкое напряжение, покалывание в пальцах, а потом вместе с последней строкой — атмосфера разряжается, ударяет молния, и воздухе как-то по особому пахнет озоном. Мне этот путь близок.


* * *

Если бог существует
то неустанно дежурит возле томографа
прощая и милуя всех
и тех кто не молился тоже
ведь он единственный кто знает
сколько их было
не веривших в его существование.



Вера Павлова «Чужие письма»

http://magazines.russ.ru/arion/2018/2/chuzhie-pisma.html

Когда читаешь стихи Веры Павловой, действительно, есть ощущение, что читаешь чужие письма. Вроде бы и не хорошо заглядывать в бумажную «замочную скважину», но жутко интересно посмотреть на «дезертиров нежной битвы».

Но приглядевшись, ты понимаешь, что битва-то не чужая, а твоя — родная, и автор тут пишет именно что не свои, а «чужие» универсальные письма, письма, которые может примерить на себя каждый желающий. Но желательно, чтобы он был всё-таки женщиной или трансгендером, на худой конец.


* * *

День рождения. Вот-вот
мертвый лед взорвет река,
вод исход произойдет,
семь потов сойдет, пока
окровавленный живот
хладнокровная рука
аккуратно застегнет
на пуговицу пупка.


* * *
ярый поборник сентиментализма
нежный жулик
я не читаю чужие письма
я пишу их
сонной вселенной односельчане
я готова
подтекстовывать ваше молчанье
слово в слово



Юрий Казарин «Вечность иная»

http://magazines.russ.ru/ural/2018/6/vechnost-inaya.html

Подборка Юрия Казарина называется «Вечность иная». Но какая она? В его стихах нет времени: всё происходило, происходит и будет происходить в один застывший миг надцатого года. Также как нет и места — Казарин пишет о своей метафизической Каменке, где тишину пьют рюмками, а деревня дрожит шариком в вышине. Приведу здесь два стихотворения. Первое срифмовалось с моим любимым стихотворением Павла Васильева «Снегири взлетают красногруды...», возможно, за счет такого близкого соседства снегирей и зеленых волчьих глаз, а второе может рассказать об иной вечности гораздо больше, чем я.


* * *

Ветер глотает свои глаза —
и на окне слеза
увеличительная, смотри:
в яблоне фонари —
белые снегири.
Волчьи фонарики — зелены,
а в кулачке — малина.
Словно вернулся с чужой войны,
выпил рюмочку тишины,
дочь повидал и сына.
С тенью обнялся, белей стены…
Так обнимает глина.


* * *

Смерти сестра — вечность иная,
неупиваемой жизнью больная.
Пляшет репей на собачьем хвосте.
Шарик деревни дрожит в высоте:
жаворонок на незримом шесте
солнце взбивает из синей муки́,
бабушка смотрит, меня вспоминая,
прямо из вечности — из-под руки,
неупиваемой жизнью больная.
Жарко-то как — а рука ледяная…

 

Евгений Чигрин «Невидимый проводник»

http://magazines.russ.ru/ural/2018/6/nevidimyj-provodnik.html

Вергилий вёл Данте по аду, Евгений Чигрин же ведёт неразумного читателя по миру своей головы, где, как в доме Облонских, смешалось всё: Маре, Хлебников, Лао-Цзы, Хома Брут, Иуда, Кентавры и «Вконтакте». И мир этой головы — это современная культура, где нет деления на высокое и низкое и где всё может взаимодействовать со всем. И Чигрин проводит весьма занимательную экскурсию.


Голова сновидений

В голове сновидений смеётся философ Хома.
Он женился на панночке: клады, офшоры, дома…
Вся нечистая сила с Хомой корешится повсюду.
У него на посылках каморра проворных чертей
Так стараются — что валит дым из стоячих ушей,
Засыпают валютой иуду.

Комариные бесы несут сулею ведьмаку
Да вишнёвую люльку к пропахшему злом очагу,
На стене роковое сиянье звериных шестёрок.
Сладко демоном жить: белоручек-русалок иметь,
Распухать языком чернокнижья, ломая комедь,
Выдыхая то — Omen, то — Moloch.

Яд виверны давать от простуды шершавым кентам —
Монструозным кентаврам, мешающим бром и агдам
(Лошадиные уши, а фейсы страшил бородаты).
В голове привидений жирует отступник Хома,
Смотрит месяц галушкой, свисает широкая тьма
И скрывает вампирские клады.

«Полетай, — говорит он ведьма́чке, — в шикарном гробу, —
Тряхани стариной! — новобрачную вспомним судьбу,
Забабашим полёт, предадимся бездумному чувству»,
Так три ночи банкетят, играются в игры свои,
В перерывах, как в сгинувшем прошлом, гоняют чаи,
Колдовство приближая к искусству.

Ставят лайки «ВКонтакте» то старому сотнику, то
Неприкаянной птице, летящей в старинном пальто:
Вариант — в макинтоше, плаще, титулярной шинели.
В общем — всё как всегда: сочинитель на коде припух,
Словно бы очертил в ветхой церкви спасительный круг…
На запоре кондовые двери.

 

Настя Запоева «Нас накрывает тьмой…»

http://magazines.russ.ru/volga/2018/5-6/nas-nakryvaet-tmoj.html

Наверное, только те, кто рос в 90-е, могут полностью прочувствуют стихи Насти Запоевой. Бренчание «Кино» во дворе, сад из окурков, отец, правый с получки и пронзительное ощущение смерти, которое бывает только в подростковом возрасте. Всё это — ощущение детства, в котором ты «накрываешься тьмой, как жестким одеялом и единственное, что может её разогнать — это скорая с мигалкой. Но разгонит ли — неизвестно.


* * *

тебе говна ещё и ложку
мне папа в детстве говорил
меня катают в неотложке
он часто прав с получки был

что жизнь катается с мигалкой
трясёт с устатку потолок
и никому тебя не жалко
а про Христа он не волок

теперь пельмени внутривенно
на поворотах вводят мне
и жизнь продолжится мгновенно
чтоб не начаться в этой тьме

она катается с мигалкой
должно быть разгоняет мглу
и мне отца бывает жалко
не знаю даже почему

скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
1 056
Опубликовано 20 июл 2018

ВХОД НА САЙТ