facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 147 ноябрь 2019 г.
» » Евгений Сулес. ВЕЧЕР В ЕЛОВУЮ НОЧЬ

Евгений Сулес. ВЕЧЕР В ЕЛОВУЮ НОЧЬ

Редактор: Женя Декина


(рассказ)

                                                                                                              Посвящается моей жене Юле



Шла шлюха по шоссе. Шлюху звали Софи. А на самом деле Саша. Жаркий день клонился долу. Рокотали редкие машины.
Саша любила это время до первого клиента. Вечер одевает, как любила она говорить, всё в золото, и если закрыть глаза, то машины проносятся мимо, как шум моря. Саша, правда, никогда не была на море. Но видела море в кино. И у неё, давно, в прошлой жизни (как она говорила), была магнитофонная лента с разными шумами природы. Дождь, утро в лесу, море… Из всех шумов на кассете Саша больше всего любила шум моря.
Время до первого клиента Саша называла границей между своей и чужой волей. На границе было хорошо и волнительно. Ещё немного и своя воля кончалась, но пока каждый вдох был своим и оттого растекался блаженством по телу. Это называлось у неё надышаться перед смертью.
Дыша перед смертью молодой полной грудью, Саша не сразу заметила, как перед ней остановилось авто. Шикарный жёлтый Кадиллак. Медленная тихая музыка струилась через откинутый верх. На месте водителя сидел грустный, как восточный принц, мальчик.
— Привет, цыплёнок!.. — сказал мальчик.
Губы его при этом едва шелохнулись.
«Сам на жёлтом на Кадиллаке, сопля зелёная, а я у него цыплёнок», — зло подумала Саша.
— Тебе чего, малыш? — надменно вскинув голову, спросила Саша.
— Мне тебя, — ответил мальчик и стал совсем грустным.
— Ты это, мальчик… тут детям до шестнадцати…
— На вид я мальчик, Александра, а в душе старик… Садись, пожалуйста.
Дверь Кадиллака распахнулась, и Саша от удивления села. Авто тут же рвануло с места и помчалось по шоссе с такой скоростью, что Сашу вдавило в кресло, а дверца сама собой захлопнулась. Кожа Сашиных ног утонула в коже сидения. Кожа у сидения была мягкая и горячая.
— Мальчик… а ты кто?
— Я — дальнобойщик.
— Какой же ты дальнобойщик? — прыснула Саша.
— Скоро узнаешь, — вздохнул мальчик.
В голове Саши промелькнуло что-то смутно пошлое.
— А откуда знаешь, как меня зовут?
— Я знаю твоё имя, потому что давно искал тебя.
— Меня?
Мальчик промолчал. Они мчались навстречу быстро потухающему солнцу. Разговор не клеился.
— Может, я сойду? — предложила Саша.
— Уже поздно.
— Что значит поздно?.. Останови машину, козёл!
Саша в подобных, нетрадиционных, как она их называла, случаях пыталась подражать Регинке из Уфы. Вот уж кто умел ставить клиентов на место, мало не покажется!
— Сейчас, сейчас… — приговаривал мальчик. — Сейчас… — и как-то весь съёжился.
— Останови, кому сказала…
— Сейчас… Сейчас начнётся… Ты лучше пристегнись…
— Да что начнётся-то? Что вообще происходит!..
Мальчик взял ремень и сам пристегнул совсем растерявшуюся Сашу.
— Ну вот и всё, Саша, — печально улыбнулся мальчик. — Началось…
Машина неожиданно подпрыгнула на ровном месте. Взлетела довольно высоко, произвела в воздухе сальто-мортале и стала грузно, будто уходя под воду, опадать вниз. Саша завизжала и зажмурилась.
Когда она открыла глаза, то оказалось, что вместо Кадиллака они трясутся в кабине большой фуры, играет шансон, а мальчик стал лет на десять старше. Узнать его можно было, пожалуй, только по большим грустным глазам.
— Блядь… — только и сказала Саша.
Но тут же спохватилась и извинилась.
— Да чего уж там… — сказал бывший мальчик и сделал шансон потише. — Блядь и есть…
Но тут же спохватился и извинился.
— В смысле нет слов…
Они немного потряслись в тишине, нарушаемой негромким шансоном. Саша убрала звук совсем, прокашлялась и во второй за сегодня раз спросила:
— Кто ты такой?
Бывший мальчик помялся, посмотрел за окно в сгущающуюся до черноты синеву, потом исподлобья на Сашу. Опустил глаза и сказал:
— Я — наследный принц.
— Ничего не понимаю… То ты мальчик на жёлтом Кадиллаке, который говорит, что он дальнобойщик… То дальнобойщик, который называет себя наследным принцем…
— Да, очень легко запутаться… Я и сам порой не понимаю, кто я на самом деле. Когда-то я был наследным принцем прекрасной страны, где круглый год распускаются цветы и плодоносят деревья под плеск тихих волн…
— Моря? — вставила Саша.
Бывший мальчик кивнул.
— Самого тёплого и нежного моря в мире…
На этих словах впервые что-то блеснуло в его потухших глазах. Актёр, который будет играть эту роль, должен обратить особое внимание на это место.
— Но что же произошло?
Бывший мальчик пожал плечами.
— Я стал дальнобойщиком. Дальнобойщиком-оборотнем. Каждый вечер на закате я превращаюсь в дальнобойщика и гоню эту фуру до самого рассвета. А утром, обессиленный, под пенье птиц, снова становлюсь мальчиком на жёлтом Кадиллаке.
— Но как такое возможно?
— Я не знаю… — развёл руками бывший мальчик.
— Но ведь должна же быть какая-то причина!.. — воскликнула Саша, и её сердце забилось часто-часто.
— Наверное… Но она мне неизвестна. Это происходило как-то постепенно. Я ничего не замечал. Просто жил. Наслаждался своей наследной жизнью, юностью, красотой, талантом. Я пел лучше всех в нашей          стране! Люди приходили из соседних земель послушать моё пение… А теперь если я запою, то начинают раньше времени вянуть цветы и уши. Очень легко узнать молодого человека, который хоть раз слышал моё пение. Его уши становятся сморщенными, как сушёные фрукты. Поэтому я не буду петь тебе песен, Саша. А ведь крутить баранку и петь, гораздо легче, чем крутить и не петь…
Бывший мальчик замолчал, то ли что-то вспоминая, то ли подбирая слова.
— Всё это исчезло однажды в не прекрасный день. Я оказался на дороге. Один. Ни моей страны, ни меня, меня прежнего, не оказалось рядом. И пошло, поехало… Я потерял свою страну и потерял себя. И даже не заметил, как это произошло… Вот такая история, Саша.
Он замолчал.
— Может быть, тебя кто-нибудь… сглазил?
— Может быть… Я не знаю! Правда, не знаю…
Он снова замолчал. Саше стало так его жалко, что она захотела что-нибудь для него сделать. Но она растерялась. И только неуверенно провела рукой по волосам дальнобойщика-оборотня, бывшего наследного принца.
Он повернулся и посмотрел ей прямо в глаза.
— И теперь только ты можешь мне помочь.
— Я? — Саша невольно убрала руку.
— Ты. Единственное, что мне может помочь, что вернёт меня прежнего — это если ты сделаешь мне еловые.
— Еловые что? — не поняла Саша и моргнула глазом. Сначала одним, потом другим, а затем двумя сразу, хлоп-хлоп…
— Просто еловые. Сделай мне еловые!..
Много о чем просили Сашу клиенты, много чего от неё хотели, много чего заставляли. Но никто никогда не просил сделать еловые.
— Что же это такое? Что это значит — «сделать еловые»? — спросила Саша и вся натянулась как струна, ожидая непонятно чего, но чего-то очень плохого и гадкого.
— Я не знаю, — всплеснул руками бывший мальчик. — Я не знаю! Но ты — ты должна знать!..
— Почему это я должна знать? Потому что я проститутка? Да всё, что я знаю — я знаю от вас, от таких извращенцев как ты! Одному надо походить каблуками по спине, на другого пописать… Да откуда ж я знаю, что это такое эти сраные еловые и как их делают?!
Саша готова была разреветься от обиды.
— Нет-нет, не поэтому, Саша! Ты неправильно меня поняла... Не потому что ты проститутка. А потому что ты — женщина… Саша, сделай мне еловые! Пожалуйста!.. Это единственное что мне может помочь… Я прошу тебя! Сделай мне еловые, и я увезу тебя на своём жёлтом Кадиллаке подальше от этих гнилых мест! В свою наследную страну, где круглый год распускаются цветы и плодоносят деревья под плеск тихих волн… По вечерам в моей стране под открытым небом, прямо на берегу, показывают фильмы. А все ночи напролёт танцуют и любят, засыпая лишь под утро, усталые и счастливые… Сделай мне еловые, Саша, умоляю тебя! Я так устал гнать эту долбаную фуру по этим самым <пип!> дорогам на свете... Каждый Божий день. От заката до рассвета… Не зная, куда и зачем, не зная, когда всё это кончится, не зная даже, что там, блядь, внутри!.. Сделай мне еловые, Саша! Сделай… Я прошу тебя!..
И не то что Саша очень захотела попасть в наследную страну, где круглый год распускаются цветы и плодоносят деревья под плеск тихих волн, по вечерам прямо на берегу показывают фильмы под покровом небес, а все ночи напролёт танцуют и любят друг друга, засыпая лишь под утро, усталые и счастливые, не то, что она сильно поверила и захотела туда, но ей стало очень жалко бывшего мальчика. Сильнее чем саму себя.
И тогда она сделала ему еловые. Потому что каждая женщина может сделать мужчине еловые. Но только один раз. И если очень этого захочет.







_________________________________________

Об авторе: ЕВГЕНИЙ СУЛЕС

Родился в Москве в 1977 году. Автор книги «Сто грамм мечты» (лонг-лист «Большой книги» за 2013 год). Автор идеи и составитель книги «Крымский сборник. Путешествие в память». Публиковался в журналах «Знамя», «Октябрь», «Homo Legens», «Гвидеон», «Лиterraтура», «Искусство кино» и др. В течение десяти лет был автором и ведущим программ из цикла телеканала «Культура» «Шедевры старого кино». Сыграл роль Иисуса в картине Шавката Абдусаламова «Сукровица». Один из основателей клуба ЛЖИ (Любителей живых историй). В 2016 году в издательстве «Эксмо» вышла книга «Мир виски и виски мира».
скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
332
Опубликовано 28 окт 2019

ВХОД НА САЙТ