facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
ЭЛЕКТРОННЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Социальная сеть Богема
Мои закладки
/ № 122 август 2018 г.
» » Эдуард Царионов. ПОТЕРЯННЫЙ

Эдуард Царионов. ПОТЕРЯННЫЙ


(рассказ)


Миша временно жил с нами, пока искал квартиру. Он спал на кухне на диване, под большим окном. Рядом с его импровизированной кроватью стоял обеденный стол, под которым он поставил свой компьютер. Большая железная коробка была мне почти по пояс, в нее были встроены два вентилятора и какая-то особая система трубок, Миша объяснял, что это для охлаждения процессора. Он сам собрал этот компьютер и по вечерам играл на нем в игры. Я часто залезал на диван и наблюдал за этим.

– Смотри, – объяснял мне Миша, – эта программа взламывает игру. Я ввожу код, который хочу изменить, видишь, сколько вариантов? Теперь надо в игре поменять этот параметр, ввести в программу. Ну вот. Все получилось.

По утрам Миша уходил на работу, мама говорила, что он программист. А у меня были летние каникулы, и я спал до обеда.

В выходные мы всей семьей, с друзьями, выбирались в парк, недалеко от реки, где делали шашлыки. Вообще, их делать там запрещено, но мы уходили за густую полосу деревьев, поближе к каменной ограде, и нам никто ничего не говорил.  

В один из таких выходных, мы зашли сперва в Магнолию, магазин с зеленой вывеской, чтобы купить уголь для мангала. На входе, в корзине такого же зеленого цвета, стояли сачки с деревянными ручками. Я захотел такой: им можно было ловить бабочек, людей, и махать им, как мечом. Миша же говорил, что это бессмысленная покупка, что я уже через день забуду об этом сачке.

– Не забуду, – препирался я.

Тогда Миша со мной поспорил:

– Если ты не потеряешь и не сломаешь этот сачок, скажем, за пять лет, я подарю тебе новый Playstation.
– Тогда новый, или сейчас? – спросил я.
– Какой будет, через пять лет, новым, такой и куплю.
– А если я проиграю?
– Будешь мне должен, – Миша протянул руку, на которой была татуировка в виде двоичного кода.

В тот день я не поймал ни одной бабочки, зато накинул сачок на голову маме, когда она побежала за уличной кошкой, и чуть не сломал ей нос.

Это было тем летом, когда Москву затянул смог. Поэтому сачок оставшиеся полтора месяца простоял в углу моей комнаты, рядом с кроватью. Миша разрешил мне играть в футбол на своем компьютере, когда его нет. И даже показал, как мне спиратить новую версию игры через локальную сеть.

Компьютер, даже несмотря на трубки, очень быстро нагревался, и на кухне становилось жарко. Окно открывать было нельзя, и поэтому я постоянно брызгал на шторы водой, и часто ходил в душ. Мокрые волосы высыхали за полчаса.

Миша стал иногда возвращаться в середине дня, брал рюкзак и снова уходил. Изредка смотрел, что я делаю, советовал новые игры. Как-то раз он пришел и почти с порога спросил:

– Ты учишь физику?
– У нас еще не было физики, – ответил я.
– А в каком ты классе? – удивился Миша.

Он зашел на кухню и достал из холодильника воду.

– В шестом.
– Ладно, слушай, – он большими глотками выпил почти всю бутылку, – учи физику, понял? Она, мать твою, объясняет все в этом мире, понимаешь?

Я кивнул.

– А где твой сачок? – когда Миша улыбался, он становился похож на лису.
– В комнате у кровати.

Миша ничего не покупал, но иногда давал маме деньги на еду. Уже в начале осени он пришел с какой-то повязкой на руке. Оказалось, что он сделал новую татуировку.

– А что ты нарисовал?
– Не нарисовал, а набил, – поправил меня Миша, он вообще часто меня поправлял. Это раздражало.

По ночам Миша и мой отчим часто спорили о чем-то. Мама загоняла меня спать, и я лежал в кровати, в полной темноте, пытаясь вслушиваться в голоса с кухни, различая огрызки разговоров.

Осенью я стал просыпаться раньше, чем Миша, и часто видел на кухне беспорядок: разбросанные пивные бутылки, полные пепельницы, и пустые пачки от чипсов.

Однажды, когда я уже ходил в куртке, Миша пришел домой в середине дня, взял свой рюкзак и ушел в туалет. Я не обратил на это никакого внимания, потому что пытался сделать алгебру в своей комнате. Через пару часов пришла с работы мама, мы поужинали, и она спросила, не приходил ли домой Миша.

– Да, он днем приходил, – ответил я, пытаясь вспомнить, закрывал ли я за ним потом дверь.

Оказалось, что Миша все еще был в туалете. Мама крикнула ему:

– Миша, эй, ты меня слышишь?! – он не отвечал.

Бах-бах-бах – мама начала стучать в дверь, но никакого ответа.

Тогда она вскрыла замок кухонным ножом. Я стоял у нее за спиной.

– Какого хрена?! – выругалась она. Схватив меня за руку, она отвела меня в комнату и попросила посидеть в ней, пока Миша не придет в чувство. Я видел, что один рукав у него был задран и перевязан чем-то выше локтя.

Я слышал, как мама вытащила Мишу из туалета и положила на диван. Через полчаса я вышел из комнаты, Миша уже сидел за столом и пил воду из бутылки.

– Все хорошо? – спросил я.
– Да, просто в обморок упал, со мной бывает, – ответил с улыбкой Миша.

Ночью я снова слышал, как на кухне спорили, но различил только одну мамину фразу:

– Чтобы завтра тебя в нашем доме не было!

Утром Миша уже не спал. Он собирал небольшую сумку.

– Уезжаешь? – спросил я.
– Да, наконец нашел квартиру, – ответил Миша.

Я кивнул, достал из холодильника молоко и залил в тарелку. Миша уже вышел в коридор и надевал кеды.

– Закроешь за мной? – позвал он.
– А комп ты забирать не будешь? – удивился я.
– Может попозже. Я и большинство вещей пока у вас оставлю, – сказал Миша, – помнишь, как за ним ухаживать? Чистить раз в полгода, не засорять всяким говном.
– Помню, – кивнул я.
– Не прощаемся, – Миша протянул мне руку, на которой была набита татуировка в виде двоичного кода, – учи физику!

Это было тем летом, когда Москву затянул смог.

С тех пор прошло пять лет. Я научился скачивать игры с торрента и проходить их без читов. Отчим купил новый телевизор и Playstation, а каждое лето было, кажется, холоднее предыдущего. Мы уже несколько раз переезжали, у меня сменилось несколько преподавателей по физике, а уже через месяц – выпускной.

Как раз потеплело, и мама, согласно традиции, затеяла генеральную уборку. Я должен был навести порядок в своей комнате: протереть пыль на книжной полке, пропылесосить под кроватью, куда я стряхивал крошки, и прочистить компьютер, который гудел на всю квартиру. А еще в мои обязанности входил разбор заваленного балкона. За зиму там вечно собиралось куча пакетов, пустых коробок, испорченной одежды, которую надо пустить на тряпки, и другого хлама. Я все сортировал: пакеты убирал в пакет для пакетов, маленькие коробки убирал в большие, одежду складывал в стопку и убирал в ведро, а другой хлам – выбрасывал. В итоге, все помещалось в деревянный стеллаж.

Мишу я больше не видел. Какое-то время с ним еще общался отчим, по крайней мере, они с мамой его обсуждали. Обсуждали, что его девушка тоже того. Что он даже стал продавать. В общем, за вещами он так и не вернулся. 

Вот и в этот раз на балконе все поместилось в стеллаж. Хлам я собрал в большой черный мешок, который понес на мусорку. Там были старые кеды, разбитая ваза, всякие ненужные бумажки и погнутый в двух местах, но все еще целый и не потерянный сачок.







_________________________________________

Об авторе: ЭДУАРД ЦАРИОНОВ

Родился во Владикавказе. Живет в Москве. Студент Литературного института им. Горького.скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
340
Опубликовано 28 май 2018

ВХОД НА САЙТ