facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 140 июнь 2019 г.
» » Алла Горбунова. ПОСЛЕДНЯЯ ЕВА

Алла Горбунова. ПОСЛЕДНЯЯ ЕВА


(18+)



ОБЪЯСНЕНИЕ

они готовят реальность
варят, парят, тушат и приправляют
а я люблю сырое
я ем сырую реальность
как сырое мясо
сырые клубни из-под земли
такая она густая, кровавая, пахнущая утробой
такая страшная, звёздная
и я её жру
и оттого я сама
такая страшная

 

***

давным-давно я поймала бэд трип
и так в нём и осталась
он похож на долгое, не проснувшееся до конца утро
которое переходит в ночь, потом снова в утро
я хожу расхристанная, в халате,
длинные тёмные волосы висят, как у девочки из фильма «Звонок»
вокруг горы грязной посуды, пыль, и по всем комнатам
разбросаны вещи,
и никто никогда не сделает уборку
нет даже сил проветривать
воздух тяжёлый, надышанный
столько дел, и ни одно не будет сделано
этим вечным утром, в котором невозможно до конца проснуться
и над всем этим нависает смертельная угроза
то одна, то другая
неизлечимая болезнь
война
боль в сердце
страх потери
такой бэд трип длиною в жизнь –
мне кажется, с тех пор, как закончилось детство
с его светлыми аллеями
жуками, похожими на букву «Ж»
нежными, целуемыми вещами
такими, как сердце и звезда
и я всё жду, когда же этот бэд трип закончится
и я вернусь на мои светлые аллеи
где так тепло и тихо
и слышно касание
невидимых губ ко лбу

 

ВЕЧНАЯ НОЧЬ

Она была всегда и будет всегда.
Все спят и всегда будут спать.
И вдруг кто-то один проснулся.

А вокруг вечная ночь.
А он случайно,
бессмысленно,
по какой-то ошибке
проснулся.

 

ГОЛОДНЫЙ БЛЮЗ

до того как мне исполнилось шестнадцать лет
бабушка кормила меня
всё моё детство я была сыта
сыта и неблагодарна
я я я
не ценила ничего
хамила бабушке но была сыта
всё моё детство я была сыта
и это настолько разумелось само собой
что ничего другого было и не представить
с тех пор я всегда голодна
с шестнадцати лет я всегда голодна
даже если до отвала наемся
я всё равно остаюсь голодна
я я я
всегда голодна
и так будет всегда
ем что попало ем всякую дрянь
шаверма бигмаки вьетнамский фастфуд
блины в Теремке, острый твистер в KFC
паэлью лазанью блины мираторг
и всё равно остаюсь голодна
бабушка чем ты кормила меня
что всё остальное вообще нельзя есть
по сравненью с твоей едой
меня отселили в шестнадцать лет
отселили из дома в шестнадцать лет
затем что со мною не было сладу
не было сладу в шестнадцать лет
и я ела с панками с помоек городских
какие-то сухие червивые вафли
жила на вписках и ела с помоек
хорошо я объела городские помойки
но домой возвращаться не хотела совсем
я я я
не хотела домой
а потом я была нищей студенткой
и все время варила пельмени малышок
и ещё пельмени снежная страна
говорят, человек это то, что он ест
значит, я состояла тогда
из дешёвых пельменей и из блинов морозко
когда-то я работала у богатой дамы
исполняла её поручения
и она очень вкусно кормила меня
вкусно и полезно но я всё равно
была всегда голодна
чем только она ни кормила меня
я и названий таких не знаю
но отчего-то я всё равно
никак не могла наесться
иногда я готовлю сама
но это такое гиблое дело
не успеешь сготовить - а всё уже съедено
и всё равно все голодные
и так вкусно как бабушка мне никогда
не приготовить не стоит и пыжиться
да и есть самому то что сам приготовил -
это как мастурбация
я я я
плохо умею готовить
и мне трудно следить, чтобы в доме была еда
и не накидываться на неё и не съедать всю сразу
и не заедать свою тревогу, свою депрессию
(тоже твой подарочек, бабушка)
бабушка-бабушка
ты так хорошо готовила
ты всегда хотела меня накормить
ты хотела чтобы мне было хорошо
хорошо = накормить
больше никто этого для меня не хотел
за всю мою жизнь
бабушка, спасибо тебе за всё
за всю эту еду, с которой ничто не сравнится
которой в моей жизни больше никогда не будет
жизнь с тобой тогда казалась мне адом
но я тебя очень любила
знаю, тебе больно с неба наблюдать, что я голодная
да, я голодная, бабушка, я голодная
маленький и голодный дух, у которого так мало
так мало любви
каждый раз, вставая из-за стола, я говорила тебе спасибо
такой ритуал
спасибо спасибо спасибо
я я я
теперь очень ценю всё, что ты для меня делала
завтраки обеды ужины
очереди в поликлиниках
крик крик гиперопека контроль
теперь я лучше понимаю тебя
теперь я тоже знаю что такое тревога
бабушка чем ты кормила меня
что всё остальное вообще не съедобно
на небе, в раю ты снова накормишь меня
Бог накормит меня любовью
мы будем есть Бога
мы будем есть Бога
а пока я ем трупы животных
я бы и людей могла есть если бы так было принято
я бы и саму себя съела если бы это было не очень больно
в детстве я боялась людоедов из Африки
но быть может людоеды вполне весёлые ребята
в детстве я боялась, что ты умрёшь
а теперь ты умерла и я думаю о тебе реже, чем нужно
в юности я была тощая, тощая как жердь
а теперь я ем, ем и никак не могу наесться
и у меня вырос живот, толстый округлый живот
чем ты кормила меня бабушка
что я всегда была сыта и жила так
будто еды нет на свете а только чувства, мечты
и мои эгоистические желания
будто еда лучшая в мире сама по себе
каждый день из ниоткуда берётся
так, оставаясь в тени, ты кормила меня
как дождь питает землю
как земля питает деревья
всё моё детство я была сыта
я я я
спасибо спасибо спасибо

 

***

роскошные проститутки семидесятых
что с вами стало сегодня
красотки из фильмов про Джеймса Бонда
девочки из отеля "Европа"
длинноногие блондинки со стрелками на глазах
говорящие на ангельских и человеческих языках
с детства привыкла я восхищаться вами
были вы существа неземные, созданные для секса
а теперь вы матери, бабушки, пенсионерки
неужели померкла, неужели померкла
красота нетленная ваша,
но я вас люблю, как и прежде, мои пожилые, мои дорогие бывшие проститутки
теперь проститутки уже совсем не такие
нет товара запретного заграничного - секса
одна глухая беспробудная русская е***, наркотики, безнадёга,
или глянец тупой, гламур. не те проститутки. не те поэты. всё не то.
никто с вами не сравнится, валютные проститутки семидесятых.
с детства я вас уважала и быть мечтала
дочерью проститутки прекрасной и вырасти проституткой
что с вами стало сегодня, ужели вы, пожилые
в безликих пуховиках несёте пакеты из магазина
сидите без косметики в очереди к кардиологу, терапевту
гуляете с внуками на детской площадке
и ваши волосы не такие длинные, белокурые
и ваши глаза не такие огромные, со стрелками
или вы богаты и счастливы и отдыхаете
на островах в тёплом море
я хочу знать, каково вам сегодня
сверстницы моей матери
самые красивые проститутки семидесятых

 

***

три козла и два барана
червячки и паучки
на меня взглянули странно
мир распался на клочки
а когда меня вернули к сладостному бытию
я услышала как птички свои песенки поют
как о радости, о боли птички пёстрые поют
как о праисконной боли рыбки снулые поют
как о боли неизбывной как о радости о дивной
мышки в мусоре поют
прям о сердце праисконном
об овсяном, толоконном
травки сиплые поют.

 

***

все умирают детьми 
особенно старики
старик открывает калитку в заветный розовый сад
детство распахнуто снова
отворено, чтобы в нём умереть
там, на знакомых светлых аллеях
в материнских объятиях
у истока речи и времени, пошедшего вспять
детство ждало его
мяу, гав
игрушки, цветы
головами качают: 
долго же тебя не было, 
где же ты был, что же ты делал?
- был там, где делать нечего, сам не знаю зачем
было мне скучно и страшно 
всё было чужое
остальное забыл
всё исчезло, развеялось дымом
не знаю, что я там делал, к чему это было
но вот я вернулся и больше уже не уйду
внутри детства распахнуты смерти врата
это мамины руки
принимающие детей
бегущих домой по траве

 

***

лужа. Что там на дне?
Серое грязное небо.
Там растёт под водáми гора из лунного камня.
лужа. Мутная, тёмная. Древнее море,
окаменелости, панцири,
яйца, личинки… Липнут к подошвам
червеобразные существа:
это пища. Там проходит по дну
разлом, кембрийская щель;
басовые, низкие вибрации седой тьмы,
из которой ползут
захватывать мир
трилобиты

 

***

старушка
скончалась, ей было за девяносто
её хорошо содержали
она только молчала
или тихо под нос бормотала
и что-то вязала, вязала

старушка,
куда ты? где твои дети, внуки?
её хорошо содержали
рассеянно улыбалась
что-то своё вспоминала
всё забыла, забыла

старушка,
была ты когда-то младенец и дева
в новостях её называют последняя Ева
почти ничего не пила, не ела
что-то тихонько себе напевала, пела,
что ей бабка певала, бывало

старушка
кого-то ждала, искала руками
слезящимися глазами смотрела в угол
крестилась дрожащими пальцами
говорила Иисус уже близок
крыла роботов матом

старушка
скончалась, ей было за девяносто
последняя из своего вида
перед смертью связала носочки
маленькому ребёнку
а носить их некому

 

ОН ГОВОРИТ

мы встречались много раз
я была той старушкой, что продавала шарики на углу
когда тебе было восемь
я был тем мальчиком в песочнице
с которым вы вместе засыпали песок в кузов машины
когда тебе было два
я была женщиной в полосатой блузке
с крашеными волосами
что сидела напротив тебя в метро
когда тебе было сорок
каждый раз ты не узнавал меня
забывал нашу встречу
старушка мертва
мальчик вырос
женщина постарела
а ты так и не узнал меня

 

***

умерший видит в смерти: он-то жив, это мир умер
вот исчезло всё, что он любит
всё что мог бы любить
не только любовью любви, но и любовью отвращения
или любовью безразличия
ни былинки, ни веточки, ни блика солнца в ручье
которые, встреться он с ними, могли бы кольнуть его сердце
теперь он свободен
вот исчезло всё, что было его, что могло быть его
тем, кто остался, кажется всё - как раньше, только его больше нет
а на самом деле
их самих больше нет
мир жил в его теле, его ощущениях, памяти, больше нигде
ни былинки, ни веточки, ни блика солнца в ручье
никто и ничто не окликнет его
не потянется вслед
не попробует не пустить
как мама на подростковую вечеринку.
он может лететь, не оглядываясь







_________________________________________

Об авторе: АЛЛА ГОРБУНОВА

Родилась в Ленинграде. Окончила философский факультет СПбГУ. Автор четырёх книг стихов, вышедших в России, и одной, вышедшей в Италии, а также книги прозы «Вещи и ущи» (2017) и двух книг прозы, вышедших в Болгарии и Италии. Лауреат премии «Дебют» в номинации «поэзия» (2005), шорт-лист Премии Андрея Белого в номинациях «поэзия» и «проза» (2011, 2018), шорт-лист премии «Московский наблюдатель» (2016, 2017), шорт-лист премии «Различие» (2017); в 2017 г. книга «La Rosa Dell’Angola» была номинирована на премию «XXIX Premio Letterario Camaiore» в Италии; шорт-лист премии «НОС» (2018). Стихи и проза переводились на многие языки. Участвовала в российских и международных фестивалях поэзии и прозы. Живет в Москве и Санкт-Петербурге.скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
1 002
Опубликовано 30 июн 2019

ВХОД НА САЙТ