facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 142 август 2019 г.
» » Ольга Брагина. Избранные fb-записи за 2014-2016 гг.

Ольга Брагина. Избранные fb-записи за 2014-2016 гг.


Памяти Виталия Науменко, героя этих заметок 


Апрель 2014 г. 

В. сказал: "Если написать стихотворение из одного слова "Чу!", было бы гениально, по-моему. Ну, ваше-то поколение не знает, что это, там очень много смыслов".
В. говорит: "Когда я пришел без тебя в магазин, какой-то мужчина сказал мне: "Возьмите 50 рублей", я подумал, что он мне милостыню подает, и сказал: "Что вы, я не возьму", а он говорит: "Вы выронили"
В. читает вслух свою записную книжку, а я сплю, тут он читает загадку: "Сел и сидит, во все стороны глядит", сквозь сон мне приходит в голову слово "нашатырь".
В. вернулся из магазина и рассказывает: "Больше всего меня поразил мужик, который взял три пакета сахара и четыре бутылки водки, с таким видом, словно так и надо. Вот не стесняются люди брать несколько бутылок сразу".
Посмотрели "Звездные войны-7", В. говорит: "Вот видишь, Оля, я джедай, а ты еще в падаванах ходишь", я говорю: "Так ты ведь умный", В. говорит: "Да, умный, красивый и сильный".
В. говорит: "Я записывал передачу "Аншлаг
" на бобинник, тогда всем, даже взрослым людям, казалось, что скоро это всё запретят".


Август 2014 г.

Ели суши и смотрели индийское кино, В. говорит: "Я ходил в библиотеку читать статьи и выписывать афоризмы, потому что там были журналы, которые мы не выписывали, например, "Молодой коммунист". Во всех изданиях, где были опубликованы фотографии Митхуна Чакраборти, их вырезали лезвием. А потом я писал статью про Болливуд для журнала "Городская зебра", смотрел разные трейлеры, но в основном все скачал из "Википедии".
Пришли в банкомат снимать деньги, там инкассатор, стоим, ждем, В. продолжает ранее начатый разговор о Боратынском, говорит: "Когда я писал свое стихотворение, не знал эту поговорку, но есть такая поговорка: "Увидеть Неаполь и умереть" (тут инкассатор оглядывается и строго рассматривает В., потом продолжает свою работу), потом он уходит, мы идем к банкомату, В. возмущается: "Что это он на меня так смотрел, мы что, в аэропорту?", я говорю: "Просто у тебя поговорка какая-то подозрительная, вот и рассматривал".
В. говорит: "Ты знаешь, как умер Мусоргский? Он лежал в наркологии, попросил, чтобы ему принесли бутылку коньяка, выпил ее, сказал: "Всё кончено, о как я несчастен", и умер".
В. внезапно сделал предложение: "Давай вместе мой зуб искать".
В. говорит: "Вот отрывок из моей поэмы "Красная лошадь": "Почто в простреленном пальто ты в парке отдыха гуляешь, почто не ходишь на лито, стихи друзей не обсуждаешь". Поэма ни о чем, это ведь футуризм, просто отдельные отрывки. Ты ведь понимаешь, что это иносказательно Красная площадь. Я сделал книгу в одном экземпляре, которая потом исчезла, например, там на странице было одно слово "компотик".
В. рассказывает, что в Париже хотели издать его сборник на французском, но нужно было 50 стихотворений, а он собрал для фестиваля все верлибры, которые у него были –12 штук, из-за этого Делюи подумал, что В. – крутой верлибрист, а у него больше не было, поэтому с книжкой не сложилось, хотя даже название какое-то уже придумали. Я сказала: "Дописал бы еще 38 штук и издал бы книгу, я бы так и сделала", В. согласился: "Да, написал бы недостающие стихи в стиле Айги, и книжка была бы готова".
В. понял, что купил не хурму, а зеленые помидоры, сказал – ничего, дозреют.
Читаем стихи в альманахе "Стрелец", В. говорит: "Да, "Пепперштейн" и "Рубинштейн" – хорошая рифма".


Октябрь 2014 

В. говорит: "Когда я писал сериал, мне нужно было писать его на молодежном сленге. Какой-то сленг я знал, но, наверне, он был не молодежный. Действие происходило в колледже, там был такой чил-аут – огромный басейн, и наушники со звуками природы, вот от чего они там отдыхали в колледже? Больше всего меня раздражало, что персонажей звали Алекс и Дэн, никогда не видел ни одного Дэна. И в кадре всё время должен был появляться чил-аут, они там встречались и обсуждали разные дела".
Читаем антологию, В. говорит: "Вот заглавия стихов Демьяна Бедного: "Мой стих Работнице Печаль Снежинки", да, было бы круче, если бы это было одно стихотворение".
В. говорит: "Мы были первые в школе по сбору металлолома и макулатуры, помню кабинет пионервожатой – там была полная комната каких-то железок, в чем смысл, непонятно".
Мама В. живет в Сибири, рассказывает, что грибники боятся ходить в лес из-за слухов о перекушенных надвое дамах и съеденных целиком собачках, говорит: "Эти медведи явно пришли с юга, наши добрее и не такие черные".
В. говорит: "Знаешь Михаила Б.? Богатый оппозиционер – это же твоя мечта, а я бедный консерватор, лояльный к власти и преданный Руси-матушке, сирота я сирота, сиротинушка, одинокая во поле былинушка".


Ноябрь 2014 г. 

В. рассказывает: "В 3 года я разорвал книгу "Тени исчезают в полдень", после этого соседи не хотели меня больше видеть. Мама устраивала свою личную жизнь и оставляла меня у них, я нашел эту книгу и сразу начал ее рвать. Вообще я книги не рвал, только эту единственную".
В. сказал: "Кстати, интересная рифма "Ольга –  только", надо ее использовать".
В. говорит: "Представь, что эта кастрюля – это публика, представь, что ты этой кастрюле не нравишься, но очень хочешь понравиться. Или наклей на эту бутылку масла какой-нибудь смайлик и читай ей".
В рассказывает: "Главврачом железнодорожной больницы был педиатр И., все врачи его очень любили, и почти все медсестры с ним переспали. Потом он решил сделать политическую карьеру и стал зам. главы горсовета, вот на этой должности он сильно запил. Я ходил на их заседания, включал диктофон и спал, потому что заседания у них начинались рано, в 7 утра. В общем его из горсовета уволили, он начал ходить в больницу и проситься обратно, но никто его запойного не брал. Так что это кривая дорожка. А такой был хороший педиатр".


Январь 2015 г. 

В. вернулся из магазина, рассказывает: "Там женщина во дворе проводит соц. опрос, спрашивает у мужика: "Как вас зовут?", он говорит: "Савва", она переспрашивает: "Как? Сова?".
В. говорит: "Сейчас самая плохая ситуация в литературе, совсем нет талантливых авторов", я спрашиваю: "Как это, а ты?", он говорит: "Ну да, я. Но это исключение".
В рассказывает: "К. был редактором в нью-йоркском журнале и однажды получил по почте машинописную рукопись со вставками от руки, которые никто не мог разобрать, потом посмотрели подпись и оказалось, что это Бродский, ну это было еще до того, как он получил Нобелевскую премию".
В. говорит про редактора: "Он такой ярый республиканец, так что ему твое творчество не близко, потому что оно как у демократов".
В. читает старую записную книжку: "Утомленные "Солнцедаром".


Февраль 2015 г. 

В. говорит: "Я не закончил военную кафедру, потому что не мог собрать автомат, но ведь я там был. Вот 8 марта понятно день защиты женщин от дискриминации мужчинами, а зачем нужен день мужчин, еще и военных?".
Говорю: "И когда уже весна, надоел этот пейзаж ободранный". В. говорит: "Хороший эпитет, надо его украсть". Я говорю: "Да ладно, пользуйся". В. говорит: "Ну что ты, я ведь не плагиатор какой-нибудь".
Читаем "Словарь трудностей русского языка", В. говорит: "Вот тебе готовое стихотворение: "Плющенный пляж, пневматический пневмококк", ты станешь родоначальницей нового направления в поэзии".


Март 2015 г.

В. говорит: "Давай мы напишем пародию на Астахову: "Снился мне сон – протянул он кровавые руки, и прижался всем телом в разлуке. И сама я себя отделить от тебя не сумела", и будем брать 700 рублей за билет. А что это у тебя за прическа? Сэссон, только без консервной банки. Почему нам за это от семисот рублей не дают, так нечестно".
Нашла сайт с коллекциями музеев, В. говорит: "Я тебе расскажу про художника Э., он рисовал по одной картине в год, всё покупали иностранцы, но ему нельзя было пить, в трезвом виде он был такой лапочка и всё время рисовал портреты жены, к нему пришли мальчик и девочка из нашего лито, он показывал им портреты жены, а потом напился и стал приставать, девочка ему отказала, тогда он сказал: "Убирайтесь отсюда!", а было три часа ночи, опасно ходить по Иркутску в три часа ночи, так что они до рассвета прятались в какой-то подворотне.
В. пошел выносить мусор и нашел диски "Лавка чудес" и "Великие парусники", говорит: "Это можно кому-то подарить", я смеюсь: "Ну да, отличный подарок". В. говорит: "Никто ведь не знает, что это с помойки". На кассе мужчина взял блок "Жигулей" и антипреспирант, В. пошел в аптеку и потом сказал: "Там женщина пришла и говорит: "Мне срочно нужны презервативы, аптекарша показывает: "Вот у нас есть такие", женщина говорит: "Ой какая прелесть", и зачем ей так срочно понадобилось?", я говорю: "Может она как-то связана с этим мужчиной, который купил блок "Жигулей", тогда ей действительно нужно торопиться, потому что скоро будет поздно". Идем домой, В. говорит: "И чему тебя пять лет учили – не можешь отличить метафору от метонимии".
В. говорит: "Сегодня у метро ко мне подошла такая интеллигентная женщина и спросила: "Молодой человек, вы не подскажете, как пройти в библиотеку – налево или направо?".
Смотрим кино, В. говорит: "Как некогда писали в рецензиях, "актриса играет выпукло". Про актеров так почему-то не писали, только про актрис". Современный художник рассказывает о своем знакомом: "Сейчас он занимается супер-короткометражками - в 20 секунд помещается завязка, развитие сюжета, развязка и титры".


Апрель 2015 г.

В. рассказывает: "Я работал охранником в больнице, проверял ночью окна, чтобы никто туда не залез, так радовался, что мне принадлежит такая большая территория. У нас почему-то всё время забывали книги "Как закалялась сталь", три штуки забыли, а других книг там вообще не было".
В. рассказывает: "Я приехал в 90-е в Питер и жил у Андрея Ч., у него был пятый брак, жена была всё время чем-то недовольна, я предложил Андрею пойти в круглосуточный киоск, мы купили водку и Андрей сказал: "Почитай мне свои стихи", я прочитал первый слог и он сказал: "Нет, это невкусно". Вот так вот, прочитал "Из", и на этом всё закончилось".
В. говорит: "Ты не читала "Веселые картинки" и стала хрупкой постмодернисткой, а я читал и вырос нормальным человеком благодаря этим веселым человечкам", потом говорит: "Мечтаю вызвать жену на час, чтобы она пришла с продуктами, наварила всякого борща и потом смотрела, как я ем, получая от этого удовольствие".
В. рассказывает: "Вчера две женщины обсуждали на улице костюмы для костюмированного 1-го сентября, одна из них звонит и говорит: "Я заказывала кимоно. Нет, оно не должно быть большое, оно должно быть широкое".
Когда ждем пиццу, кладем деньги на книгу Ницше "По ту сторону добра и зла", которая лежит возле зеркала в прихожей и которую любит цитировать В.


Июнь 2015 г.

В. говорит: "Когда-то я купил книгу "Как построить самогонный аппарат", но понял, что у меня ничего не получится – слишком сложная система"
В. читает воспоминания Вересаева, глава про Леонида Андреева, который с пышной шевелюрой и бородкой плыл на пароходе, на палубе к нему подошла восторженная поклонница и рассыпалась в комплиментах: "Я просто потрясена вашим выступлением", Андреев начал ее благодарить, и тут она захотела уточнить: "Вы ведь руководитель цыганского хора?".
В. сказал: "Всё-таки мы с тобой очень похожи: написать роман – садимся и пишем, а пристроить потом не можем".
В. спросил: "Вот почему самое плохое стихотворение Заболоцкого –  самая популярная песня?".
В. спрашивает: "Какая тебе смородина больше нравится – черная или красная?", отвечаю: "Мне нравится больше не знаю какая", В. говорит: "Хороший ответ. Значит, ты не дачница. Они выращивают черную или красную – четкое разделение, никогда не смешивают".
В. спрашивает: "Кто принес в комнату зазубренный ножик?", я отвечаю: "Наверное, сомнамбула-зловещий маньяк". В. говорит: "Какое хорошее название для всего. Вот так нужно назвать твою подборку. Она будет пользоваться большим успехом – а нормальные люди толстые журналы и не читают".


Октябрь 2015 г. 

В. вспомнил про надпись, которую сделал на обоях в 16 лет: "Моего отчима шокировало слово "хой" – он ведь не знал, что это санскрит".
Выбираем рыбу в магазине, рядом в хлебном отделе человек с надписью "Пожарная охрана" на форме проверяет хлеб, В. говорит: "Ну а вдруг хлеб загорится. Зато человек в деле". По радио рекламируют фестиваль публичной еды.
Вчера В. сказал: "Вот ты за феминизм, а какая из тебя феминистка, если ты не можешь быть, как мужчина? Мужчины – они лежат на диване и слушают разные дурацкие передачи".


Декабрь 2015 г. 

Приходим в аптеку, В. говорит: "У тебя нет стержня, поэтому всё рассыпается, тебе всё равно, о чем писать – хоть о столе, хоть о стуле, хоть о посетителях". Люди в очереди начинают оглядываться на В., потом смотрят на меня, я никак не реагирую, В. садится на стул и хочет дальше говорить о поэзии, тогда я спрашиваю: "Зачем обсуждать эти вещи в аптеке", В. отвечает: "Здесь тепло".
В. спрашивает: "Пойдем ночью под елку драться с гопниками?", я говорю: "Сам ты гопник". В. говорит: "Это у меня штаны "Молодость-58". Помнишь Фестиваль молодежи и студентов? Эти штаны привезли из Камбоджи, а мне они достались по наследству от неведомых друзей". Я говорю: "Тогда пойди в них на дискотеку", В. возражает: "Тогда вообще дискотеки не будет – все сразу поймут, что пришел главный".
Проходили мимо станции скорой помощи, В. спросил: "Может, мне сдаться им? Или еще рано?", я говорю: "Хочешь праздновать с ними Новый год, думаешь, там весело?", он отвечает: "Конечно, там разные интересные уколы ставят", на окнах наклеены бумажные елочки и снежинки. Ищем в переходе игрушки, но ничего не продается, на меня чуть не падает прохожий с сильно нарушенной координацией. Потом идем в киоск за газетами, перед нами газеты берет мужчина, говорит продавцу: "Так вам свет так и не включили? Жадность – не порок, а большое свинство. Поэтому все киоски переместились на ту сторону дороги. Ну, спасибо, с Новым годом вас". Идем мимо украшенной муниципалитетом ёлки, В. говорит: "Надо тебя здесь щелкнуть", я говорю: "Это что будет, на фоне ёлочки снимается семейство?". Дома В. решил сделать комплимент: "Тебе никто не говорил, что ты похожа на Джоконду? При таком освещении –  очень похожа, просто копия. И пейзаж за окном похож, правда, окно заклеено изолентой".
На радио обсуждают вопрос: "Поскольку книга – лучший подарок, какую книгу вы подарили бы на Новый год?", мы стали думать: у В. любимая книга – "Алиса в Стране Чудес", у меня – "Сто лет одиночества", но сейчас я дарила бы "Палисандрию" и "Москва 2046". А некто из дозвонившихся сказал, что самый крутой подарок – "Мужчины и женщины" Новосёлова. Мы подумали, что позвонил, скорее всего, сам автор.
Сначала я процитировала Блока и спросила: "Почему сейчас не продается "Аи"?", В. спросил: "А что это?". Потом начали говорить о поэзии, В. сказал: "Вот у тебя слабовато с гибелью, всё какие-то придумки", я сказала: "Как можно правдиво писать о гибели, если ты сам не погиб? Если ты это не пережил, это всё равно будут только твои домыслы". В. говорит: "Ну вот Данте ведь действительно ужасался тому, о чем писал, хотя понятно, что это была сатира на тех, кто выгнал его из Флоренции, и всё такое. Мне нравятся твои стихи, но я понимаю и тех, кто их критикует".


Январь 2016 г. 

В. получил открытку, на которой Лев Толстой спрашивает "Ты записался в библиотеку?", и оправил ответ: "Мы записались в библиотеку, хотя могли бы в ипотеку" и свой коллаж под названием "Этюд лося с шатающейся доской".
Идем утром в магазин, вдруг нас догоняет какой-то мужчина и говорит В.: "Я вижу, что ты тоже плохой, но мне жена заказала средство от блох для кота, может быть, ты знаешь, где оно продается?.В. отвечает: "Нет, ну средство от блох–  это коты пьют, надо у них спрашивают. Или у блох". Мужчина смеется, говорит: "Всё понятно", и идет опрашивать других людей, кто-то показывает ему дорогу к магазину. В. говорит: "Какой веселый человек, ему вообще всё равно, о чем говорить". Стоим возле парикмахерской и смотрим на электронное табло в ожидании, когда откроется библиотека, мимо проходят трое, В. говорит: "Этот лысый с такой арматурой, они явно пошли разбираться со старыми долгами, чтобы оставить их в старом году". Ожидание затягивается, В. начинает петь "Хочу умереть молодым", я говорю: "Вот сейчас вернутся эти трое с арматурой". Вечером идут по улице мужчина и женщина, женщина говорит: "А еще можно открыть пивнушку для престарелых".
В. рассматривает бутылку коньяка и говорит: "Ты помнишь главу бессмертного романа "Москва-Петушки" под названием "Москва-Карачарово"? Это бессмертная глава, которая состоит из одного предложения: "И немедленно выпил". Я считаю, что это лучшее, что дала миру русская литература. Три звездочки, четыре звездочки, пять звездочек".
В. раскладывает книги по полкам и говорит: "Не могу положить Тургенева и Панаеву рядом –  они при жизни ненавидели други друга", я говорю: "Может они примирились в загробной жизни", В. говорит: "А вдруг не примирились. Не могу видеть их вместе".
В. спрашивает: "В какую книгу спрятать деньги? Нет, в "Гулящую" прятать не буду, это плохая примета, нужно найти более успешного автора. Вот, спрячу в книгу "Надо оставаться человеком", чтобы они не исчезли в мире чистогана", я говорю: "А потом забудешь и отнесешь эту книгу на буккросинг в библиотеку", В. говорит: "Точно, кто-то найдет, потом будет каждый день ходить и перерывать все книги, как на обыске у Ленина".


Февраль 2016 г. 

Утром В. говорит: "Мне приснилось, что закончились деньги, я стоял в огромной очереди в бухгалтерию, а потом сказали, что денег не дадут, потому что нужно еще написать какое-то заявление, так что я стал думать, у кого одолжить, и никто не хотел одалживать. Ты знаешь, что в обществе анонимных алкоголиков должно быть единение? Они там все должны обниматься и целоваться, ну, конечно, по-дружески. Сидят там и пьют чай, хотя непонятно, зачем, если потом всё равно идут пить водку. Мы ездили из Парижа на Сен-Женевьев-де-Буа, ехали на двухэтажном поезде мимо каких-то городков. Ты не пробовала жареные каштаны? По вкусу это просто картошка, только маленькая. Нашел только один магазин, где продавались крепкие напитки, купил абсент, а от него такие проблемы с сердцем. Русская водка там считается деликатесом".
В. спрашивает: "Тебе не нравится этот фильм про червей? Он почему-то никому не нравится, а мне нравится, после этого Линч и перестал снимать коммерческое кино. Там Маклахлен такой молодой и слабый прокат впереди", а потом хвастается: "Меня пригласили на фестиваль, пять часов разницы, я уснул на барной стойке, потом просыпаюсь, а рядом спит Воденников".
Утром В. рассказывает: "Мне приснилась книга про пионеров-партизан. Я ее прочитал до конца, а потом гулял с автором, который жаловался, что он человек позднего созревания и никто его не признавал, пока он не написал эту книгу. А ты никогда не слышала голоса? Я один раз слышал, когда резко завязал, они так в приказном порядке говорят, что надо пойти туда-то и сделать то-то, а еще между собой переговариваются, но я умом понимал, что это просто голоса, и их не слушал. А вот к хозяйке приходят умершие родственники поговорить за жизнь, а меня она один раз приняла за сатану, потому что они для нее реальны, а меня она считает своей галлюцинацией. Но русские женщины – просто уникальное явление, практически всех в наркологию приводят жены, и каждый день приносят обед, хотя чуваки вообще не понимают, где они находятся и что у них в голове. Знаешь, как Толя Кобенков резко завязал и начал пить кумыс? Тогда голоса сказали ему, что он должен уйти из Литинститута, потому что он бездарный поэт. Он пошел в Литинститут, по дороге голоса велели зайти в какой-то дом и позвонить в дверь, но там, к счастью, никого не было дома. Тогда он пришел в Литинститут, сказал, что нужно созвать общее собрание, и объявил, что он бездарный поэт. После этого его закрыли в дурку, потом вскоре выпустили, сказали, что нельзя так резко завязывать".
В. рассказывает про закрытие театрального фестиваля в Омске: "Закрытие было в театре, лучшие повара города приготовили блюда из морепродуктов, а я тогда вообще не пил, выпил водки, а она плохо сочетается с морепродуктами, по-видимому. Все начали танцевать летку-енку, а потом я очнулся в каком-то лифте. Еще там был бородатый бард с гитарой, которому сказали, что лучше бы он тут не пел свои песни, а он очень обиделся, так что может это у меня была такая реакция на него. Что эти барды поют про костры и палатки, пусть споют про то, что у них в палатке происходит. Хотя известно, что – они там сидят и друг другу песни поют".
В. рассказывает про музей Пастернака: "Там такие экскурсоводы, говорят с придыханием: "Вот здесь Пастернак написал "Достать чернил и лапоть", а мы видим на полке книгу "Строфы века" и спрашиваем: "А что это за книга?", а они нам гордо отвечают: "Здесь только те книги, которые читал Пастернак".
В. спрашивает: "Какую тебе помыть вилку? Эта тяжелая, а эта легкая". я говорю: "Ты что, думаешь, что я не могу поднять вилку?". Он говорит: "Ну кто тебя знает, еще завалишься тут с ней и будешь лежать".


Март 2016 г. 

Рассказываю В. про девушку-копирайтера, которая не спала три дня, пила энергетики и работала, после чего умерла, он говорит: "Работала копирайтером? Так она изначально была обречена, тут спи – не спи".
В. рассказывает про собак: "На самом деле они притворяются, что так преданны людям, чтобы их кормили. Хотя есть породы, которые на самом деле преданны, так что нельзя всех ровнять". Потом говорит про театр: "В театре очень сложно умирать, только кто-нибудь упадет, как какая-нибудь делегация пионеров начнет над этим смеяться. Это меня всегда в театре раздражало".
В. рассказывает: "У нас на иркутском филфаке вообще было мало мальчиков, был один какой-то сверхсрочник, бывший вертухай, он меня спас от гопников, которые как-то проникли в наш институт и ко мне прикопались, один раз девчонки попросили его купить водки, он ушел и его нашли на следующее утро в коме и без одежды, потом он очнулся и сказал: "Я увидел на столе стакан воды и решил для себя – если я смогу дотянуться и выпить эту воду, значит, буду жить". Но учиться на филфаке больше не смог. Я тоже ходил по этой улице, когда мы сдавали номер в полпервого ночи, улица Иерусалимская, которую потом переименовали в Советскую".
В рассказывает: "Кобенков ехал в поезде с другом, художником Григорьевым, им нужно было догнаться, а у них осталась только книга Артема Веселого "Россия, кровью умытая", тогда они решили ее продать и все пассажиры шарахались от них в ужасе. Потом они приехали в Литинститут, Григорьева впустили, а выпускать не хотели, он там жил две недели, потом пришлось выбираться через окно, а Кобенков потом начал слышать голоса и купил себе кумыс".
В магазине продаются открытки, например с пожеланием: "Потерпи - и тебе откроется милость Божия", смотрим отрывные календари, я – "Женские секреты", там маски из морской капусты и ритуал на сохранение супружеской верности, В. смотрит календарь "Праздники", говорит: "Нужно купить, а то неизвестно, за что пить", дома читаем, что завтра день Григория Летоуказетеля, я спрашиваю: "Это что, Егор Летов?".
В. говорит: "Хочу смотреть ужастики, которые смотрел в детстве – "Восставший из ада", "Пятница 13-е", я смотрю в окно и говорю: "Вот как нарядно сияют огни на ёлке в психбольнице", В. говорит: "Вот это настоящий ужас, "Пятница 13-е" отдыхает.
В. сказал: "Я ведь зарекался не встречаться с поэтессами, мне вас жалко, поэтесс, вы слишком рефлексирующие".
В. спрашивает: "О чем ты переводишь, о рабочих, которые в могилах?". Я говорю: "Как ты догадался?", он отвечает: "По твоему виду".
В. говорит: "Вот идея для клипа – Оля пьет пиво и читает стихи: "Балтика девять – не могу без тебя ведь", я отвечаю: "Но сейчас ведь запрещена реклама алкогольных напитков".
В. купил раскраску-антистресс и набор цветных карандашей, сказал, что будет раскрашивать на досуге, потому что это бессмысленное занятие. Теперь раскрашивает и говорит: "Это реально успокаивает, какой-то детский сад, хотя в детском саду у нас таких раскрасок не было". Потом поёт: "Палатки, палатки, спальные мешки, голова не помыта, морда не побрита, милая моя, солнышко лесное, морда не побрита, пойдем ко мне в палатку. Такая романтика".
В. рассказывает: "Я работал грузчиком и еще навинчивал резьбу на трубы, получил за месяц 156 рублей, но зато я написал там много стихотворений, потому что работа такая – всё время на ногах. Помню, что там было что-то про лебедей".
В. задумался о классике: "Достает древнерусский паспорт из шальвар и говорит: "Я достаю из широких штанишек, смотрите, завидуйте Марине Мнишек". А тогда других размеров не было, по ней не шили".
В. говорит  о суевериях: "По радио ночью рассказывали о студенческих приметах: оказывается, если какая-то вещь находится в комнате общежития две минуты, она принадлежит комнате, и что если кто-то чужой съел что-то с твоей сковородки, тебе нельзя ее мыть. А у меня была примета – перед экзаменом слушать кассету Эрика Клептона, не шел на экзамен, пока весь альбом не прослушаю".
О литературе: "В начале девяностых, когда я еще учился в школе, читал "Литгазету", там была рубрика о наиболее перспективных молодых поэтах, в одном выпуске были Амелин, Воденников и Дмитрий Полищук – готический поэт".
О двойниках: "Прихожу первый раз в редакцию, ко мне подходит какой-то чел и говорит: "Так это вы? Ваше интервью с Азнавуром произвело очень большое впечатление. Вы только что из Парижа?".


Апрель 2016 г. 

В. сказал: "Вот ты мне как личность вообще не нравишься, потому что ты вредная вреднюга. Зато ты мне как женщина нравишься".
В. говорит: "Сегодня мне приснилось, что я написал длинное и безумное стихотворение, написал, потом начал редактировать, потом подумал, что надо выписать особо удачные строчки, а то забуду, проснулся во сне и начал записывать, еще рифму подбирал к слову "шар", у меня получилось "шпар", еще подумал, что такие абсурдистские стихи и нужно писать, никакого реализма не надо. Потом проснулся и помню только последнюю строчку: "Гладко выточена моя хрустальная дочь".
Утром разбудил возглас В: "Ты слышала, запретили сухой алкоголь! А водка сухая???".
В. говорит: "Мне приснилась гречневая каша и какая-то котлета. Вот видишь, как я постарел, уже еда начала сниться, скоро будет сниться пенсия и собес".
  В. рассказывает: "В детстве я начитался журнала "Здоровье" и написал роман на толстую тетрадку о вражде добрых фагоцитов и плохих лейкоцитов, но отчим потом эту тетрадку выбросил".
Говорю: "Сейчас в моде литературные экскурсии – прогулки с привязкой к памятным местам, связанным с литературой". В. спрашивает: "Так это что, туристы к нам сюда придут? Мы ведь известные литераторы".скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
418
Опубликовано 10 фев 2019

ВХОД НА САЙТ