facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 148 ноябрь 2019 г.
» » Нурайна Сатпаева. МОЛЧАНИЕ БАРАНОВ

Нурайна Сатпаева. МОЛЧАНИЕ БАРАНОВ

Редактор: Ника Арника





Действующие лица:

СТЕЛЬКА Хан кызы (1)– молодая женщина, копирайтер
ТИМА Базаркулов (2) – муж Стельки
БАБУКА – бабушка Стельки
БЛОГЕР1
БЛОГЕР2
БЛОГЕРША
НЕРАВНОДУШНАЯ
СОПРОВОЖДАЮЩИЙ
ОБЩЕСТВЕННИЦА
ЛЮДИ В МАСКАХ СОБАК
ЛЮДИ В МАСКАХ ВОЛКОВ
ПОЛИЦЕЙСКИЕ
ОФИЦИАНТ
РАБОТНИЦА
СТАРИК
МАЛЬЧИК
ВОЛЧИЦА

 

Сцена 1

Дом Бабуки на окраине города. Стелька спит на диване. Раздается вой Волчицы. Входит Бабука.

БАБУКА. Бисмилляхи, Рахмани Рахим. (3) Да пребудет с нами Аллах! (Тормошит Стельку.)  Стелька! Вставай! Вставай говорю.
СТЕЛЬКА (просыпается). Что такое? Уже утро?
БАБУКА. Послушай, опять волчица воет. Всю ночь выла. Жутко. Не к добру.
СТЕЛЬКА (зевает). Бабука, я спать хочу, в три часа легла.
БАБУКА. А кто тебе не давал? Надо все днем успевать. И свет не жечь ночью почем зря.
СТЕЛЬКА (зевает). Поздно вечером задание прислали, к утру три поста написать.
БАБУКА. Бестолковая ты, Стелька. Тексты ты пишешь, а другие - богатеют.
СТЕЛЬКА. Работа как работа. Главное, платят.
БАБУКА (смеется). Разве это деньги? Копейки. Меньше моей пенсии. Если бы не я, померли бы с голоду на пару со своим Тимой. Все об тебя ноги вытирают. Вон, даже муж ночевать не пришел.
СТЕЛЬКА. В командировке с шефом. Задержались, бывает. Не Тима же решает.
БАБУКА. Конечно, не решает, и никогда ничего решать не будет! Не жди. С фамилией «Базаркулов» далеко не уедешь. Как были базарными рабами Базаркуловы, так и он всю жизнь прислугой будет. Ему надо было на твою фамилию перейти. Это же он пришел в наш дом. (смеется) Тимур Хан улы (4). Глядишь, большим бы человеком стал. (смеется) Не, не надо. Люди засмеют, с такой фамилией и нищеброд. (морщится) Да мой отец от такого сына в могиле перевернется.
СТЕЛЬКА. Хватит! Зато Тима – добрый.

Бабука собирается, берет потертый кожаный портфель.

БАБУКА (вздыхает). Доброту на хлеб не намажешь. Я в архив поехала.
СТЕЛЬКА. Еще рано же.
БАБУКА. Пока до остановки дойдешь, автобуса дождешься. Ехать целый час, как раз девять будет. И ты не сиди, выйди в парк, прогуляйся. Целыми днями дома сидишь.
СТЕЛЬКА. Да-да.

Бабука уходит, Стелька засыпает. Раздается вой Волчицы. Стелька просыпается, резко садится на диван.

СТЕЛЬКА (спросонья). Что? Что случилось?

Стелька прислушивается. Раздается звук нового сообщения. Стелька вздрагивает, садится за компьютер.


Сцена 2

Появляется Неравнодушная.

НЕРАВНОДУШНАЯ. Помогите! Не дайте замять! (Пауза.) У нас в поселке Курган беда случилась. Старшеклассники издевались над семилетним пацаном. Ну, вы понимаете. (Пауза.) Он из очень бедной семьи. Отца нет. Мать на заработках в городе. Пацан с бабушкой живет. Как-то после школы его старшаки отозвали, которым делать нечего. Они каждый день сидят, курят возле школы, увидели – щегол идет. Сначала деньги отобрали. Потом увели куда-то и издевались. Просто, потому что захотелось. И так каждый день. Им, ублюдкам, никто не объяснил, что так поступать нельзя. Что люди так не делают. Бабушка измотанная, ей ведь надо внука кормить. Не сразу заметила, что с ним беда. Повела в больницу, хирург осматривает ребенка, хватается за голову – ЧП! Позвали участкового. Тот заявление не принял, якобы начальника нет в поселке. Потом вечером к ним домой пришел, еще директор школы приперлась. Уговаривали не подавать заявление. Обещали проследить, чтобы такое не повторилось. Бабушка согласилась, огласки побоялась. Позор же. Старшаки опять за свое, ну, вы понимаете. Бабушка в полицию, уголовное дело завели, но быстренько на тормозах спустили. Не хотят, чтобы знали, что в поселке детей насилуют, ославиться на всю страну не хотят. Мы, соседи ничего поделать не могли. И не можем. (пауза) Я видела, у вас много подписчиков, напишите в Фейсбуке. Помогите! Не дайте замять! Мы боимся.

Неравнодушная исчезает.

 

Сцена 3

Дом Бабуки. Стелька сидит за компьютером. Входит Тима с букетом, Стелька не замечает его. Тима обнимает Стельку, целует.

СТЕЛЬКА. Ой, ты что ли? Уже приехал?

Тима протягивает букет. Стелька кладет букет на стол, спешно целует мужа, смотрит в компьютер.

ТИМА. Ты че? Не рада видеть?
СТЕЛЬКА. Прости! Очень рада. Как ты? Как командировка?
ТИМА. Ушатался. Прикинь, выехали из города, только к перевалу подъехали, как ливануло. Ни черта не видать. В селе заночевали. Шеф злой был. А че злился? В санаторий его пустили перекантоваться. Это мне пришлось в машине ночевать. Сейчас умыться и опять на работу.
СТЕЛЬКА (рассеянно). Хорошо.
ТИМА (недовольно). Что случилось? Опять Бабука мозг насиловала?
СТЕЛЬКА. Насиловала? (Пауза.) Нет, все нормально.
ТИМА. Чаю хоть дашь?
СТЕЛЬКА. Конечно, сейчас.

Тима уходит в ванную. Стелька включает чайник, выставляет на стол пиалы, лепешки, сметану, яблоки. Входит Тима, вытирает лицо полотенцем.

СТЕЛЬКА. Тебе с молоком?

Тима не отвечает, садится за стол. 

СТЕЛЬКА. Тима!
ТИМА (растерянно улыбается). Аппарат в ванной забыл.
СТЕЛЬКА (показывает жестами). Сиди, сейчас принесу!

Тима ест. Стелька приносит слуховой аппарат. Тима надевает.

ТИМА. Бабука где?
СТЕЛЬКА. В архив поехала. Говорю ей, брось это дело, никаких следов не найдешь. Разве послушает?
ТИМА. Не сидится ей дома. Люди на работу едут и обязательно в это время, в «час пик» бабки в автобус ломятся. Можно же и после девяти. (Смеется.)
СТЕЛЬКА. Зато спокойно посидим.
ТИМА. Че вчера делала?
СТЕЛЬКА. Ничего особенного, посты писала. Эти блогеры в один момент задания высылают, причем на одну и ту же тему, а я мучайся, придумывай разные тексты под их стиль. Новую кофейню активно пиарят. Твой шеф, кстати, тоже в компании.
ТИМА. Да, сейчас туда поедем. Он вчерашнюю встречу на сегодня перенес. Нальешь еще?

Стелька задумывается, льет мимо пиалы.

ТИМА. Эй, смотри, куда льешь!
СТЕЛЬКА. Извини, сама не своя. (Пауза.) Знаешь, сообщение пришло, ребенка одного насиловали. Не мне, блогерам, всем троим, типа, просят распространить.
ТИМА. Фейк, наверное. В следующий раз бабло на лечение попросят, отработанная схема.
СТЕЛЬКА. Скорее всего. (Пауза.) С другой стороны на правду похоже.
ТИМА. Часто же такое приходит. Не грузись.
СТЕЛЬКА. Еще волчица выла. Утром. Не к добру.
ТИМА. Вот сейчас ты как Бабука сказанула. (Надкусывает яблоко.) Яблоко от яблони недалеко падает.
СТЕЛЬКА (обиженно). Я на маму похожа.
ТИМА (смеется). Пошутить уже нельзя. Бабука болтает всякую ерунду, заморочила голову приметами, а ты веришь. Тамгу (5) вон на шею нацепила. А где цепочка, которую на свадьбу дарил?
СТЕЛЬКА. Я ее берегу, только по праздникам надеваю.
ТИМА. Ладно, поехал. (Зевает.) Эх, спать охота. Цветы в воду поставь, а то бросила их.
СТЕЛЬКА. Красивые.

Тима одевается. Стелька ставит цветы в вазу без воды.

СТЕЛЬКА. А с сообщением что делать?

Тима не слышит, уходит. Стелька садится за компьютер.

 

Сцена 4

Кофейня. Блогер1 сидит за столиком, смотрит в телефон. Входит Блогерша.

БЛОГЕРША. Привет! Не опоздала? (Садится.) Уф, еле припарковалась из-за этой реновации. Утром дочку в школу отвозила, вообще шесть раз «кругаля» дала. Сделали город для «лисапедистов», как будто мы не люди.
БЛОГЕР1. Сядь, отдышись.
БЛОГЕРША (официанту). Мне большое «капучино» с молоком. Прям горячее сделай, как чай. (Блогеру1.) Депутатик где?
БЛОГЕР1. Скоро будет, написал.
БЛОГЕРША. Вечно его ждем, в последнее время припух маленько. Тебе не кажется?
БЛОГЕР1. Он в селе ночевал, утром приехал.
БЛОГЕРША (смеется). Наверное, психическую травму получил. Как он думал? Захотел в депутаты, будь добр, езди по всяким дырам и улыбайся. Ой, идет!

Входит Блогер2. Блогер1 поднимается с места, тепло здороваются.

БЛОГЕРША (улыбается). О, какие люди! Рада видеть.
БЛОГЕР2. Устал как собака. Слушай, на периферии такая грязь, мусор валяется, пакеты по селу летают. Всего двести километров отсюда, а никакой цивилизации. Хорошо, в санаторий заселили, я бы не смог у них в домах ночевать. Хотя санаторий, одно название, убогий, совковый такой. Там не лечат, а калечат. Синие стены и бумажные цветы кого угодно до самоубийства доведут. (Смеется.) 
БЛОГЕРША. Прикинь, люди там всю жизнь живут.
БЛОГЕР2. Вот, кстати, они вполне себе довольны, смеются, шутят. Я сначала на них с жалостью смотрел, потом понял, колхозники вообще не замечают своей убогости. Их все устраивает, только просили дорогу до трассы сделать. Я там понял, что такое «road-off» (смеется). Весь в синяках и шишках.
БЛОГЕР1. Где водила? Время то идет.
БЛОГЕР2. Машину паркует, сейчас подойдет.
БЛОГЕРША. Во-во, мэра благодари за новшества.
БЛОГЕР2. Зря люди его ругают. Я часто на велике езжу, удобно. Велодорожки шикарные. В центре неплохо стало, мы гуляли, столько народу. Нравится, значит.
БЛОГЕРША. Ага, нравится. Ты че? Люди в пробках стоят! Сначала метро построил бы. А то одна ветка, а я у черта на куличках живу.
БЛОГЕР2. Не знаю. По мне у нас отличный мэр, современный, энергичный.
БЛОГЕРША. Понятно, куда ты метишь, но нам лапшу не вешай.
БЛОГЕР2. Как выражаешься, мадам кулинарка? За языком последи. (Привстает.)
БЛОГЕР1. Хватит тарахтеть. Устал от ваших разговоров! Вон, как раз водила идет.

Блогеры замолкают с недовольными лицами. К столику подходит Тима с фотоаппаратом. Официант, приносит кофе, десерты, красиво сервирует. Тима фотографирует. Блогеры позируют.

БЛОГЕРША. Хоть нормально фотает? (Шепотом.) Водила твой?
БЛОГЕР2. Само собой. Я ему курсы мобильной фотографии оплатил. Теперь не надо фотографа с собой таскать.
БЛОГЕР1. Помнишь, он рекламировал фотошколу? Вот и гонорар.
БЛОГЕРША. А, точно! Ну, ты ушлоган, я тебе скажу.
БЛОГЕР2. Просто предприимчивый человек.
БЛОГЕРША. Че сразу обижаешься? Я в хорошем смысле. (Шепотом.) И зарплату платить одну можно.
БЛОГЕР2. Можешь не шипеть. Он глухой. Видишь, за ухом аппарат торчит.
БЛОГЕРША. Да ладно! Не боишься с ним ездить?
БЛОГЕР2. Че бояться? Сигналы слышит, громко говоришь, слышит.
БЛОГЕР1 (усмехается). И за небольшие деньги работает.
БЛОГЕР2. Еще одеваю его. Видала, какой стильный?
БЛОГЕРША. Ничего так. Очень даже.
БЛОГЕР1. Свое шмотье с прошлого сезона отдает.
БЛОГЕР2. Приличные вещи, не выкидывать же.
БЛОГЕРША (с завистью). Я же говорю – ушлоган.

Тима отдельно фотографирует сервированный стол. Раздается звук нового сообщения на телефонах.

БЛОГЕРША. Что это такое?
БЛОГЕР2. Я, наверное, то же самое получил.
БЛОГЕР1. Про мальчика из Кургана?
БЛОГЕРША. Да, ужас какой-то. Моментом дочку вспомнила. Хорошо, что в городе живем.
БЛОГЕР2. Животные какие-то. Уроды. В поселках все возможно. Не удивляюсь.
БЛОГЕР1. Женщина просит репостнуть, боится похоронят дело.

Блогерша хватает сумочку.

БЛОГЕРША. Мне идти пора, дочку из школы забирать.
БЛОГЕР1. Будешь пост писать?
БЛОГЕРША. Потом решу, голова разболелась. Не соображу никак, че почем.
БЛОГЕР1 (Блогеру2). Ты че думаешь?
БЛОГЕР2. Не знаю, надо сначала факты проверить, вдруг фейк, мало ли.
БЛОГЕРША. Вот именно! Я прямо уверена, что это фейк. Стельку штрафануть надо. Почему не фильтрует спам? Это в ее обязанности входит.
БЛОГЕР1. Думаете, стоит расследование провести?
БЛОГЕР2. Давай подождем. Денек, второй ничего не решит. Всплывет обязательно. «Немолчатники», небось, уже в теме.
БЛОГЕРША. Я пошла, пока, пишите, если что.

Блогерша убегает.

БЛОГЕР2. Лопата лопатой, а туда же, в блогеры. Интеллект на уровне овцы, выглядит как базарная торговка. И зовут же везде, и подписчиков полно. Поражаюсь.
БЛОГЕР1. Простому народу нравится, она же кулинарный блогер. Какие требования? Пости сытные рецепты и все! Опять-таки, мать-одиночка, пробилась из грязи в князи.
БЛОГЕР2. Ну, да. Мне чтобы их понять, нужно долго по социальной лестнице спускаться. (Смеется, смотрит на часы.) Пошел спать, и водителя отпускать надо. На связи, бро.
БЛОГЕР1. Встреча тут, посижу еще.

Блогер2 уходит.

 

Сцена 5

Дом Бабуки. Стелька сидит за компьютером. Тима лежит на диване. Входит Бабука с картонными коробками.

БАБУКА. Свет зачем включили? Одна за компьютером, второй с телефоном.
ТИМА. Вечер уже, темно.
БАБУКА. И что? И так кормлю вас, вы еще и свет жгете. Будет свой дом, делайте, что хотите, а здесь – мои правила. (Стельке.) Вот сижу, жду, когда твой муж подзаработает, и вы съедете отсюда. Заселились на мою голову. (Пауза.) А он опять лежит. (Тиме.) Не надоело?
ТИМА. Устал, после работы отдыхаю. Имею право?
БАБУКА. Пошел бы яблок собрал. Талдычу уже неделю, возьми стремянку, нарви. У меня поясница подхватывает. Что внизу подобрала, конфитюр накрутила. На другое не годятся, битые.
ТИМА. Дык темно ведь, ничего не видно. Все равно до зимы сгниют. Куда столько?
БАБУКА. Если бумагой переложить, слой яблок, бумага, газеты можно, ниче с ними не будет до Нового года. Остальное на базар надо снести, продать.
ТИМА. Вот еще.
БАБУКА. Твои деды тележечниками на базаре были. Ты чего нос воротишь? Не пойму. Миллионер что ли?

Тима соскакивает с дивана. Выходит из дома. Бабука заглядывает в шкаф, ищет бумагу, газеты.

БАБУКА. Не будет от него толка. Намучаешься. Начальник им помыкает, копейки платит. Мог бы стребовать зарплату побольше, водителем, фотографом работает. Нет, молчит. Не мужик, а тряпка.
СТЕЛЬКА. Меня устраивает.
БАБУКА. Говорила, не выходи за него замуж. Не послушалась. Упрямая. Мать твоя такая же была. Пузо торчит, а она, как ни в чем не бывало, улыбается, глупая. Слава богу, сбег от нее голодранец, как залетела. Твой-то не сбежит, крепко присосался.
СТЕЛЬКА. Можно подумать, за мной очередь выстроилась, только выбирай. Как видят покромсанное лицо, шарахаются.
БАБУКА. Нечего было таскаться по вечерам и собак дразнить. Зато у тебя высшее образование. Я даже не мечтала об этом, с ханским происхождением. Не забывай, из какого ты рода!
СТЕЛЬКА. Род, ханы, это уже история. Ничего не осталось, одни воспоминания.
БАБУКА. В сундуке в белой котомке твое наследство: браслеты, колье моей бабушки. Шуба из овчины. Мало, что ли?
СТЕЛЬКА. Кому это старье нужно?

Бабука подбегает к сундуку, вытаскивает котомку, шубу. 

БАБУКА. Ну-ка, иди сюда!
СТЕЛЬКА. Зачем?
БАБУКА. Вставай, давай.

Стелька нехотя подходит к ней. Бабука одевает на нее браслеты, колье с подвесками.

СТЕЛЬКА (любуется). Красиво, очень.

Бабука накидывает на плечи Стельки шубу. Стелька бежит к зеркалу. 

БАБУКА. А ты говоришь, никто не посмотрит. Почаще выходить надо, гулять. Глянь, какая красавица.

Стелька смотрится в зеркало. Снимает шубу, украшения, отдает Бабуке.

СТЕЛЬКА. Да уж, красавица. ( Трогает лицо.) Я была бы красивой, если бы не эти дурацкие шрамы… Пожульканная, будто в машинке постирали, а погладить забыли.
БАБУКА. Уф, Алла! Тебе не угодишь.
СТЕЛЬКА. Бабука, может продать украшения и операцию сделать?
БАБУКА. Еще чего! (Быстро складывает все в сундук, вздыхает.) Да, вот и все, что осталось от нашего рода, в сундук помещается. Бывало, выйдешь в степь, конца края не видно, табуны пасутся, а бабушка шепотом говорит, это всё наши земли. Эх, было время.

Бабука лезет в шкаф, находит стопку газет, с удивлением просматривает. Подбегает к Стельке.

БАБУКА. Это что такое? А?
СТЕЛЬКА. Что именно?
БАБУКА. Вы что съехать надумали?
СТЕЛЬКА. Нет.
БАБУКА. Кто тогда объявления в кружочек обвел? А?

Входит Тима с коробкой яблок.

ТИМА. Хватит столько?
СТЕЛЬКА. Это твои газеты?
ТИМА. Да, мои. (Вызывающе.) Ищу квартиру.
БАБУКА. Я же говорила! Иди, хоть сейчас уходи!
ТИМА. Стеля, пошли! Я нашел хорошую квартиру и недорого. Возле филармонии.
БАБУКА. Дешево и хорошую? Это за сколько?
ТИМА. За пятьдесят тысяч.
БАБУКА. Таких цен нету! Врет он!
ТИМА. Я покажу, в центре будем жить, а не на окраине. Стеля, собирайся!
БАБУКА. Она никуда не пойдет! Знает, назад не приму.
ТИМА. Нет, пойдет!

Бабука с Тимой тянут Стельку в разные стороны. Тима сильно дергает за руку, Стелька падает. Бабука падает. Раздается вой Волчицы. Раздается звук нового сообщения. Стелька садится за компьютер.

 

Сцена 6

Выбегает Сопровождающий.

СОПРОВОЖДАЮЩИЙ. Срочно! Нас с поезда снимают! Беспредел какой-то!

Выбегает Мальчик, следом за ним люди в масках собак, окружают, уводят.

СОПРОВОЖДАЮЩИЙ. Бабушку и ребенка только что с поезда сняли, на котором мы в город ехали. (Пауза.) Я им никто! Просто как услышал, что творится, е-мое! (пауза) Понимаете, человек так устроен, что от самых плохих вещей всегда хочет как-то отгородиться. И это нормально, защитная реакция. Услышал эту дикую новость, и пытался отгородиться от нее, не пропускать через себя. Думал, мы же в городе живем. И мой сын, наверняка, пойдет в хорошую школу. Буду сам его встречать, следить за тем, что происходит. Ну, с ним такого точно не случится. А еще думал - ну, может, это какой-то фейк. Потому что не хочется в такие вещи верить. Не хочется вообще никак. Я пытался выстроить внутри себя защиту, сделать вид, что эта новость меня не касается – и не получилось. Стоит только представить, как все на самом деле было, и защитные барьеры сразу сносит к чертям. И остается голый факт, в соседнем поселке старшеклассники несколько месяцев насиловали малолетнего пацана. (Пауза.) И ничего им за это не было! Экспертиза в районе не подтвердила! (С горечью усмехается.) Вернее, подтвердила, что фантазером пацан оказался. Решил их в город везти на независимую экспертизу, а нас с поезда силой сняли. Срочно! Нужна помощь! СМИ! Блогеры! Максимальный репост!

Появляется Неравнодушная.

НЕРАВНОДУШНАЯ. Участковый говорит, бабушка хочет на внуке заработать, детей из богатых семей раскрутить. Разве они дети? Это малолетние ублюдки. Директор школы, тварь, с них расписку взяла, что они больше насиловать не будут. Расписку! Это нормально? Районный уролог размахивает экспертизой, говорит, преступления не было! Знаете почему? Потому что у них у всех: уролога, участкового, директора школы одна фамилия. (Пауза. Оглядывается, шепчет.) Ну вы понимаете.

Все исчезают.

 

Сцена 7

Кофейня. Блогер1, Блогер2 сидят за столиком. 

БЛОГЕР2. Мадам кулинарка опаздывает. Быстрее бы этот проект закончился. Достала, не переношу ее.
БЛОГЕР1. Я понимаю, что она не отвечает твоему эстетическому вкусу, но терпи.

Входит Блогерша.

БЛОГЕРША. Уф, опять опоздала. Простите, мальчики!
БЛОГЕР2. Ждем с нетерпением. Как ты?
БЛОГЕРША. Ничего хорошего с этой реновацией! Теперь заставили все заборы по городу убрать.
БЛОГЕР2. Подожди, это вообще круто. Как в Европе. Идешь, глаз отдыхает, а то раньше вдоль улицы заборы, заборы, учреждения отгородились, идешь как в туннеле.
БЛОГЕРША. Не спорю. Широко стало. Красиво. Но нашим скажи: волосы отрежь, они голову отрубят, чтобы наверняка! Взяли, со школ и садиков даже убрали. Раньше у калитки ребенка забирала, теперь из класса, в школу заходить надо. Значит, парковаться, а мест нет. Опять «кругаля». Дурдом, никакой безопасности! Не удивлюсь, если детей начнут воровать.
БЛОГЕР1. Кстати, да. У сына в садике тоже забор убрали. Родители бухтят, хотят обратно ставить. Директор садика в отпуск свалила.
БЛОГЕР2. Ой, людям волю дай, целыми днями будут ругаться. Вечно недовольны. Вот приехал знаменитый художник. Инсталлировал шикарную скульптуру, а народ возмущается. Овечка чем им помешала? Никакого вкуса.
БЛОГЕРША. Но эта Овца из соломы, прикинь? Не из камня, не из чугуна. Чучело! Стоит бешеные бабки! За что? Истратили такие деньги!
БЛОГЕР2. Не твои же, меценаты дали. В поддержку современного искусства.
БЛОГЕРША. Да уж, нам простым смертным не понять. Мозгов не хватит. Больше потратить некуда? Лучше бы дорогу сделали, пригороды в грязи утопают. Люди пакеты целлофановые поверх обуви завязывают, чтобы до остановки добраться.
БЛОГЕР2. Овечку в книгу рекордов Гиннеса уже занесли. Город на весь мир пропиарится.
БЛОГЕРША. Не говори лозунгами, башка трещит. Как будто больше нечем хвастаться, хорошо, что Овца появилась, прославила нас.
БЛОГЕР1. Да, Овца всю ленту загадила. (Смеется, блогеру2) В пятницу флешмоб в ее поддержку, сходи. Только волчью маску надо надеть.
БЛОГЕР2. Никто не пойдет, тем более в пятницу. Рабочий день.
БЛОГЕРША. Волчья маска. (Подскакивает.) Мне же опять письмо пришло о пацане из Кургана! Стельке запретила высылать такое, а тут с неизвестного аккаунта пишут. Зашла, имя - Волчица, на аватарке – девка в волчьей маске. Присылает ужасные письма. Мало того, комментирует под моими публикациями. Типа, не стыдно тебе, зажратая, постить беляши, а про пацана, которого насилуют, не писать. Еще ссылки выкладывает на свои посты, типа, сняли с поезда. Блокнула ее.
БЛОГЕР2. Тоже получил. Издевается. Сейчас найду. (Ищет в телефоне.) Вот. (Читает.) На протяжении нескольких дней никак не решается вопрос мальчика из Кургана. И только пара человек борется за справедливость. Почему вы, как общественный деятель, кандидат в депутаты, молчите? Не подключаетесь? (Пауза.) И другая ниже коммент оставила. (Читает.) Господин Недодепутат расстановку сил изучает, а то мало ли.
БЛОГЕР1. Это цветочки. Мне такого жесткача навалили. Та же Волчица. (Ищет в телефоне, читает.) Может вам написать о мальчике, ведь это важнее чемоданов и смартфонов. Вы же тоже отец. Если вашего сына украдут и так поступят?
БЛОГЕРША. Храни, Аллах! Зачем ужасы писать? Сердце екает. (Достает таблетки, выпивает.)
БЛОГЕР1. Вот именно, мое дело – бренды представлять.
БЛОГЕР2. Ниже один подписчик за тебя вписался. (Читает). Не понимаю людей, которые просят вас включиться. Народ, поймите, он человек – реклама. Разбирается в брендах, чемоданах, отелях, в какой-то степени, даже смартфонах. Но он не юрист, и не надо просить, осветить случай, связанный с уголовным преступлением. Другое дело, если бы ребенка насиловали в чемодане, тогда да, можно спросить с него, что происходит с чемоданом? (Пауза.) Но чемодана нет, и сыпать негативом тоже смысла нет. Люди, остыньте.
БЛОГЕРША (смеется). Ты че? Это стеб.
БЛОГЕР2. Понял, понял. Дочитал до конца. Вообще, Волчица неслабую бучу замутила, раскачивает всех. Стелька ушами хлопает, почему пропускает? Может, послать ее? Надоела. Сам писать буду.
БЛОГЕР1. Э, только не вздумай. Мы тебя еле из дерьма вытащили, когда решил плагиатить чужие посты. Забыл что ли? И нас за собой чуть не утянул.
БЛОГЕР2. Зато подписчиков прибавилось. Пипл хавает.
БЛОГЕРША. Все думаю, че Волчица именно к нам пристала?
БЛОГЕР2. Ну, начинает раздражать. Надо по айпи - адресу вычислить. Попрошу одного айтишника. И Стельку штрафану, расслабилась, перестала работать.
БЛОГЕР1. Да, ладно, итак копейки получает. (Пауза.) До этого случая все же нормально было. Может, Стелька поддерживает их, поэтому не удаляет. Свое мнение имеет.
БЛОГЕР2. Какое мнение? Кого оно интересует?
БЛОГЕРША. Вот именно, пусть помалкивает, овца.
БЛОГЕР1. Ох, уже одиннадцать. Домой пора.
БЛОГЕР2. Посиди еще. Время детское.
БЛОГЕР1. Жене обещал пораньше прийти. Сказала, жду тебя до двенадцати.
БЛОГЕР2. Если не придешь, что будет?
БЛОГЕРША. Жена в тыкву превратится.
БЛОГЕР1. Остряки, куда бы деться.

Блогер2 и Блогерша смеются. Блогер1 прощается, уходит.

БЛОГЕРША. Терпеть не могу его жену. Без него, что она такое? Ровным счетом ничего. Строит из себя звезду, ЗОЖ-МОЖ, смузи, йога. Не была бы его женой, кто бы ее знал? Сидела бы дома, тухла. Не понимаю, когда бабы говорят, мол, я - тыл, без меня ничего бы не достиг. Да он бы с любой бабой достиг этого. Смузи – шмузи что ли такие чудодейственные? (Смеется.)
БЛОГЕР2. Нормальная она. Придираешься. Зожовцы тебе как кость в горле. Конкуренты.
БЛОГЕРША. Чё? Моим беляшам и бешбармаку (6) рвотная ботва – не конкурент.
БЛОГЕР2. Бешбармак твой что надо. Не отрицаю. Пойдем потихоньку.
БЛОГЕРША. Да, пора.

Блогер2, Блогерша уходят.



Сцена 8

Дом Бабуки. Стелька сидит за компьютером. Раздается звук нового сообщения.

СТЕЛЬКА. Что? (Вскакивает, с отчаянием.) Написать про Овцу? Больные что ли? Кому сдалась эта Овца? Про мальчика надо писать! (Зло.) Они не больные, они – бараны какие-то! Натуральные тупые бараны!

Входит Бабука. Бросает портфель на пол. Валится на диван.

СТЕЛЬКА. Представляешь, блогеры про мальчика писать не хотят! Тупые бараны.
БАБУКА (глухо). Пусть лучше бараны, чем шакалы.

Стелька садится на диван, обнимает Бабуку.

СТЕЛЬКА. Что с тобой? Бледная такая. Плохо?
БАБУКА. Уф, Алла!
СТЕЛЬКА. Скорую вызову.
БАБУКА. Не надо.
СТЕЛЬКА. Да что случилось? Говори!
БАБУКА (глухо). Отца расстреляли в тридцать седьмом.
СТЕЛЬКА. Дело нашлось?
БАБУКА. Мы с мамой до тридцать девятого еду в тюрьму таскали.

Бабука вскакивает.

БАБУКА. Сами голодали. И эти тюремщики ели и не подавились! (Воет.) Сестра моя тогда умерла, с голоду.
СТЕЛЬКА. Выпей, валерьянки, сейчас воды принесу.
БАБУКА (с ненавистью). А они живы, расплодились!
СТЕЛЬКА. Зачем в прошлом копаться? Только себе вредишь!
БАБУКА. Нет, я им еще покажу! Молчать не буду. Я тебе не баран!

Входит Тима.

ТИМА.Вы чего в темноте сидите? Опять свет экономите? (Смеется.)
БАБУКА (Стельке). Видишь? Расплодились рабы, на голову сели!
ТИМА. Уже слова сказать нельзя?
БАБУКА. Нельзя!
СТЕЛЬКА. Давайте не будем ругаться.
ТИМА. Устал сильно на работе.
БАБУКА. Зато ты живой, а моя сестра до трех лет не дожила!
СТЕЛЬКА. Тима тут при чем?
ТИМА (Стельке). Старческий маразм. Не лечится.

Бабука кидает в Тиму портфель. Портфель попадает в лицо, распахивается, из него выпадают бумаги. Тима замахивается на Бабуку. Стелька встает между ними.

БАБУКА. Его прадед посадил моего отца! В архиве нашла, кто донес – Базаркулов Кайсар!
СТЕЛЬКА (растерянно). Что ты говоришь? Это просто совпадение!
БАБУКА. Вон, смотри!

Стелька собирает листы, читает. Затем роняет их. Тима снова собирает, читает.

ТИМА. Я, Базаркулов Кайсар, из аула Тендык (7), хочу сообщить, что Хан улы Батыр – байского происхождения, в джут откочевал на запад. Встретил его на базаре в Букеевской Орде. У него на подворье две лошади, отказывается сдать в колхоз. Прошу принять меры.
БАБУКА. Мы в Букеевскую Орду с Тендыка бежали. Думали, никто нас там не найдет.

Бабука вновь воет. Стелька обнимает Бабуку.

СТЕЛЬКА. Не надо! Бабука, не плачь.
БАБУКА. Отца моего убили, а сами живут, плодятся!
ТИМА (в отчаянии). Стеля! Я то тут причем?

Стелька отворачивается. 

БАБУКА (Тиме). Я каждый день молилась, чтобы род убийц прервался. Теперь вижу, Аллах услышал мои молитвы. Сделал тебя глухим. (Злорадно смеется.) Да еще бесплодным.
СТЕЛЬКА. Бабука! Что ты говоришь?
БАБУКА. Не останется и следа на земле! Базарные рабы!
ТИМА. Замолчи! Старая дура!
БАБУКА. На тебе род прервется!
ТИМА. Убью!

Тима замахивается на Бабуку. Стелька хватает его за руку.

СТЕЛЬКА. Не трогай ее! Это из-за меня нет детей!
БАБУКА. Врет она!

Стелька бежит к столу, достает из шкатулки таблетки, показывает Тиме.

СТЕЛЬКА. Вот.
ТИМА. Что это?
СТЕЛЬКА. Противозачаточные.
ТИМА. Зачем?
СТЕЛЬКА. Боялась, что не прокормим! Итак на шее у Бабуки сидим.
ТИМА. Да я бы сутками пахал! На базаре яблоками торговал!
СТЕЛЬКА. А если бы глухим родился? Как лечить?
ТИМА. Какая же ты тварь! Я в детстве оглох от менингита! Не с рождения такой!

Тима толкает Стельку, выбегает.

СТЕЛЬКА. Тима! Тима!
БАБУКА. Пускай уходит! Ты умная, не то, что твоя мать. Дура была.
СТЕЛЬКА. Я сейчас поняла, что ненавижу тебя. Не-на-ви-жу!

Стелька плачет. Бабука обнимает.

БАБУКА. Тихо, тихо. Пойдем, ляг на диван, выпей валерьянки, легче станет.

Бабука укладывает Стельку на диван. Поет колыбельную.

 

Сцена 9

Дом Бабуки. Стелька лежит на диване. Раздается вой Волчицы. Раздается звук нового сообщения. Появляется Неравнодушная.

НЕРАВНОДУШНАЯ. Помогите! Семью потерпевших из поселка надо увезти. Здесь житья не будет. Родители ублюдков сожрут, что рот на замке не держали. В поселке говорят, их не посадят по малолетству. Уже и про мать слухи распустили, подстилка, нагуляла ребенка, бросила на бабку, кукушка. Какая кукушка? На заработках в городе, кушать то надо. В поселке работы нет. Послушаешь их, и мальчик – извращенец, не был против, а бабка – сутенерша, за деньги внука готова продать. (Пауза.) Есть же программы, когда свидетелей защищают от бандитов, их тоже надо. Очень надо! Помогите!

Неравнодушная исчезает, появляется Сопровождающий.

СОПРОВОЖДАЮЩИЙ. Бабушку и мальчика держат в каком-то доме. Никого не пускают! Телефоны отключены. Я вчера пытался пробиться, какой там, охраны полный дом. Говорят, все хорошо! Держат-то незаконно, какие основания? Не хотят, чтобы в город пацан попал, независимую экспертизу сделали, психологи с ним поработали. Или есть еще один вариант, бабушку обрабатывают, чтобы слова свои назад взяла. Я теперь не один. Подключился адвокат, мама едет из города, еще общественники. Буду здесь их ждать. Ситуацию надо раскачать, ребята! Обязательно! Такие вещи нужно гасить в зародыше. Не думайте, что нас не касается – когда коснется, будет уже очень поздно. Репостите!

Появляется Общественница. 

ОБЩЕСТВЕННИЦА. У меня только одна цель. Оказать содействие семье. Приехали в поселок, а участковый охает, зачем ввязываемся в это дело. Может, не верим в справедливую развязку? Маму с адвокатом не пускали к ребенку и бабушке. Одной пройти и увидеть ребенка, пожалуйста, но никак не забрать. Мы все были против, потому что гарантии не было, что мать выпустят. Ребенка не отдавали под разными предлогами. Участковый уговаривал маму остаться, потому что ночь на дворе. На мой вопрос, ну и что, что время позднее, она мать, и не лишенная прав, и это ее право хоть утром, хоть вечером быть с ребенком там, где считает нужным, предложили покинуть помещение. Адвокат выразил опасение, мы выйдем оттуда, двери за нами закроются и все. Могли также ребенка с мамой не выпустить. И знаете, чего добился участковый? Разлада между мамой и бабушкой. Бабушка там осталась. Точно не могу сказать, что произошло. Когда мама с ребенком вышли с этого дома, мы все прямо вздохнули полной грудью. Спустя сутки ребенка удалось забрать. Прямой эфир оттуда не вели, интернет выбивал. Огромное спасибо всем кто был с нами! Но это только начало! Репостите! Экспертизу могут признать незаконной! (Дрогнувшим голосом.) Я стараюсь быть беспристрастной и спокойной. Изо всех сил.

Общественница и Сопровождающий исчезают. Стелька встает с дивана.

СТЕЛЬКА. Как прочитала, что случилось с бедным мальчиком, три ночи спать не могла. Плакала, потом пила валерьянку, опять плакала. (Пауза.) Я помню, как шла со школы, особенно страшно было, когда училась во вторую смену. Быстро наступала темнота. (Пауза.) В Компоте никогда фонари не горели. И сейчас не горят, видите? Старалась идти тихо, незаметно, но собаки лаяли, чуяли меня. (Пауза.) Мои одноклассники гнались за мной. Я быстро бегала, главное до дырки в заборе зоопарка добежать. Среди зверей безопаснее. ((Пауза.) Эти дегенераты знали, никто меня не защитит. Мать умерла, отец сбежал. Каждый день поджидали. Плакала, школу прогуливала, но Бабука слушать не хотела, обзывала лентяйкой, дармоедкой. (Пауза.) Знаете, кого больше всех ненавижу? Нашу классную и директрису, они сказали, что лучше не говорить никому, а пацаны больше не будут. (Пауза.) Весь класс молчал, девчонки сплетничали, что сама виновата. Они-то близко жили, их из школы забирали, а я возле самого зоопарка жила. (Пауза.) Эти дегенераты решили, что им все можно, и однажды вечером погнались за мной с собакой. Споткнулась, упала. Она кусала прямо в лицо. (Пауза.) Я думала, пусть лучше собака, чем они. Им смешно было, стояли, хохотали. (Пауза.) Пока вой не услышали. (Раздается вой Волчицы). Вот такой, жуткий. Так струсили! Собака первой убежала. (Пауза.) Эти дегенераты до сих пор в Компоте живут, поэтому я редко выхожу из дома. Если их вижу, мне потом хочется покончить с собой. Потому что невыносимо видеть эти довольные, гладкие рожи, с женами, детьми, собаками. (Пауза.) Бедный мальчик, что с ним будет? Выть охота от бессилия, орать, но кто меня услышит? Блогеры молчат, как молчали мои одноклассники, директриса, классная. Бараны. (Пауза.) Но ничего, они заговорят, еще как заговорят! Заблеют!

Раздается вой волчицы. Стелька берет сумку и выходит. Появляются люди в волчьих масках, одна из них ведет за руку Мальчика.

 

Сцена 10

Кофейня. Блогер2, Блогерша сидят за столиком. Входит Блогер1, раздается звонок.

БЛОГЕР1. Алло, (пауза) говори медленнее. Какой забор? (Упавшим голосом.) Как пропал? (Пауза.) Может, в шкафчике спрятался? (Пауза.) Дорогая, не волнуйся, я сейчас еду в садик. Слышишь? Найду его! Хватит реветь!

БЛОГЕР2. Бро, что случилось?
БЛОГЕР1. Сын из садика пропал. Говорят, с волком ушел. Мальчик из группы сказал. Ничего не понимаю. Какой волк? Дашь машину? Моя – у жены.
БЛОГЕР2. Бери, какой разговор. У входа стоит.

Блогер1 выбегает. Блогер2 звонит по телефону.

БЛОГЕР2. Тима, ты сегодня с бро ездишь.
БЛОГЕРША. Аллах, хоть бы нашелся. Говорила же, когда заборы убрали. Дети побегут.
БЛОГЕР2. При чем тут заборы? В том то и дело, что его какой-то волк увел. Бред же.
БЛОГЕРША. Сегодня флешмоб, мимо Овцы проезжала, там молодежь собирается, сплошь в волчьих масках.
БЛОГЕР2. Надо сказать, пусть там ищут.
БЛОГЕРША (вскакивает). Эта та, которая нам писала! Волчица! Все время ему угрожала, комментила, а если с вашим сыном так поступят. Волчица убьет его!
БЛОГЕР2. Заткнись! Вечно под руку говоришь. Алло, бро! Возможно, Волчица увела ребенка, скажи в полиции, пускай проверят. Еще у Овцы пусть поищут, где флешмоб.
БЛОГЕРША. Хоть бы нашелся. (Вспоминает.) Моя дочка в школе! (Набирает номер.) Отключен! Я говорила, на уроках выключать. Зачем ты меня послушала!

Блогерша выбегает. Блогер2 пишет пост.

БЛОГЕР2. Семилетний мальчик из поселка Курган, станет символом нечеловеческого беспредела. Может, наконец-то, стоит обратить внимание на то, что происходит в этом регионе? Нужно привлекать к уголовной ответственности тех, кто пытается замять резонансный вопрос и способствует его решению в пользу обвиняемых.

Раздается телефонный звонок.

БЛОГЕР2. Да, слушаю! (Пауза.) Ага, узнал? (Пауза.) Не путаешь? Не может быть! Она же просто овца!

Блогер2 уходит.

 

Сцена 11

Дом Бабуки. Бабука сидит за столом. Входит Стелька, бросает сумку на пол, садится на диван.

БАБУКА. Куда ходила?
СТЕЛЬКА. На флешмоб.
БАБУКА. Что это?
СТЕЛЬКА. Неважно.
БАБУКА. Лучше бы в ЦОН (8) пошла, заявление на развод подала. Чего тянешь? Помру, придется с мужем наследство делить.
СТЕЛЬКА. Еще меня переживешь.
БАБУКА. В последнее время сквозь зубы со мной разговариваешь.
СТЕЛЬКА. Клыки прорезались.
БАБУКА. Не огрызалась бы. Кроме старой Бабуки у тебя никого нет.
СТЕЛЬКА. Ничего, волки – одиночки. Проживу.
БАБУКА. С мужем встречалась?
СТЕЛЬКА. Нет, навряд ли Тима захочет видеть меня.
БАБУКА. Ну и слава Аллаху. Все равно его род усохнет.
СТЕЛЬКА. Тима свое сполна заплатил! И не отвечает за прадеда.
БАБУКА. Молчи уж. (Пауза.) Никакого уважения к предкам.
СТЕЛЬКА. Не затыкай меня!
БАБУКА. Стелька, че такая злая? Случилось что?
СТЕЛЬКА. Меня зовут Стелла! Понятно? Еще раз услышу «Стелька», уйду.

Стук в дверь.

БАБУКА. Ждешь кого?
СТЕЛЬКА. Нет.
БАБУКА. Значит, твой муж. (Подбегает к окну.) Так и есть!
ТИМА (стучит в окно). Стеля! Открой!
БАБУКА. Ее нет!
СТЕЛЬКА. Открой!
ТИМА. Бабука, скажи ей, пускай из города уезжает! И ребенка вернет! Вычислили ее!
БАБУКА. Бисмилляхи, Рахмани Рахим! Опять бежать! Куда? Зачем? Какой ребенок?

Бабука подбегает к сундуку, открывает его, достает котомку, овчинную шубу. Стук в дверь. Бабука роняет котомку, из нее вываливаются браслеты, колье с подвесками. Подбегает к двери. Стелька бросается к компьютеру. Раздается звук отправляемых сообщений. 

БАБУКА. Кто там?
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Полиция, откройте!
БАБУКА. Не открою! Что вам надо? Вдруг вы не из полиции?
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Удостоверения предъявим. Уважаемая, можете набрать «102», удостовериться.
БАБУКА. Сейчас подождите, оденусь!

Бабука спешно складывает в котомку браслеты, колье с подвесками. 

БАБУКА (Стельке). Беги через окно!

Стелька бежит к сумке, вытаскивает волчью маску. Поджигает в вазе с засохшими цветами. Бабука накидывает на Стельку овчинную шубу, отдает котомку.

ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Откройте! (Пауза.) Иначе вызовем доп. патруль и принудительно доставим в участок.
СТЕЛЬКА. Бабука, открой!

Бабука открывает дверь. Входят полицейские. Осматривают дом.

ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Здесь проживает Стелла Хан кызы?
БАБУКА. Это я!
СТЕЛЬКА. Бабука, не надо. Слушаю вас.
БАБУКА. Что она натворила?
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Пройдемте с нами. Ноутбук и телефон временно изымаем.
БАБУКА. Она никуда не пойдет! Это я виновата! Заставила ее!
СТЕЛЬКА. Все нормально будет, не волнуйся.

Стелька скидывает с себя овчинную шубу. Полицейские уводят ее. 

БАБУКА (кричит). Стелька! Стелла! Стеллааа!

Раздается вой волчицы. Бабука хватает овчинную шубу, ложится на пол, укрывается и сворачивается калачиком. Раздается звук множества новых сообщений. Бабука поет колыбельную.

 

Сцена 12

Появляется Неравнодушная.

НЕРАВНОДУШНАЯ. Участкового уволили. Директора школы временно отстранили. Но мы хотим, чтобы совсем уволили. Я подписи собираю, и знаете, все подписывают, кроме родни, конечно. Надоело бояться. Еще дом бабушки продается, репостните. Недорого. Хотя кто в наш поселок теперь поедет? Курган, одним словом, могила.

Появляется Сопровождающий.

СОПРОВОЖДАЮЩИЙ. Только в пятницу к вечеру, наконец-то, тихой сапой, блохеры из щелей повылезали. До этого все как один молчали. Видать понять не могли, кто кого, чья в итоге возьмет. Ничего, другие нашлись, пускай не такие популярные, зато неравнодушные. Та же Волчица нехило Фейсбук раскачала. Как ситуация разрешилась, так и блогеры определились со своей «бескомпромиссной» позицией. И вдруг выясняется, они с самого начала были с нами. Дежурили у дома, неудобные вопросы задавали. Первыми подняли шумиху в СМИ. Все эти люди, четыре дня молчавшие в тряпочку, сейчас на первой полосе. На все лады склоняют слово "мы". И знаете, что я им скажу? Ну и пусть. Хотите пиариться – пиарьтесь, Бог с вами. У меня к вам, и вообще к тем, кто испугался участвовать с самого начала, кто сейчас пытается собрать какие-то там сливки, лайки и прочую чушь, одно простое предложение. Таких случаев полно! Хотите хайпа, хорошего имиджа, чтобы вас перестали считать клоунами – займитесь ими. Поднимайте шум. Вы уже убедились на нашем примере - это не страшно. У вас подписчиков море, вы сделаете это эффективнее, чем, к примеру, я. Это не страшно, девочки. Страшно только в первый раз. А первый раз уже был на этой неделе.

Появляется Общественница.

ОБЩЕСТВЕННИЦА. Каждый раз, когда обращаются за помощью по случаям сексуального насилия над детьми, у меня дежавю. Слушаю очередную маму, и от ужаса леденеют ноги, руки, гнев и отчаяние поднимаются неконтролируемой волной, (пауза) смешиваются с обреченностью. Хочется убежать, спрятаться. Особенно, когда говоришь с детьми. Потому что стыдно своих чувств, ведь ты только выслушал, и так плохо, а что пережил ребенок? И этот? И следующий? Как можно их бросить? Отказать в помощи? Когда люди пришли и говорят, вы – наша последняя надежда на защиту, спасение, справедливость. Я думаю, если сейчас сказать, что ты устала, не справляешься, ни морально, ни физически сил нет... вообще не должна даже! Что с ними будет? Но невозможно такое тащить, хранить внутри себя. Не знаю, когда это кончится, (пауза) не знаю, что делать.

Появляется Стелька в волчьей маске, прожженной по краям.

СТЕЛЬКА. Мальчик не врал. Независимая экспертиза подтвердила. Рада ли я этому? Нет. Где-то втайне надеялась, что врал! И бабушка врала! Потому что эта правда очень давит на психику, и горе никуда не уходит, разрушает изнутри, страх выдавливает тебя из твоей же жизни. (Пауза.) Я все рассказала женам и родителям моих одноклассников, тех самых, с собакой. (Пауза.) Теперь мне не страшно. И не стыдно. (Пауза.) Я передала мальчику свою родовую тамгу с волчицей. Она защитит. У него все будет хорошо.

Стелька снимает маску. Все исчезают. Воет волчица.

 

Сцена 13

Кофейня. Блогеры сидят за столиком.

БЛОГЕР2. Да, неделя беспокойной выдалась.
БЛОГЕРША. Слава Аллаху, все хорошо закончилось! Напугал малыш. Как он?
БЛОГЕР1. Жена к психологу повела. (Кривится.) Хотя, говорю, из любопытства сын побежал. Увидел волка и за ним. Возле Овцы их много собралось. Интересно же. Хорошо, заметили, малой один болтается, в полицию позвонили.
БЛОГЕР2. Сами такие были, помнишь, из садика сбегали в арыке кораблики пускать.
БЛОГЕРША. Что сравнивать? Времена другие. Сейчас страшно.

Входит Тима, в руках две большие клетчатые сумки.

БЛОГЕР2. Ему что нужно?
ТИМА. Здравствуйте! За расчетом пришел.
БЛОГЕР2 (возмущенно). За расчетом? Ты с работы срулил! Оставил бро в такой момент!
ТИМА. Нужно было! Потом его машина у садика стояла, я видел.
БЛОГЕР2. Тебе было приказано с ним ездить. Ты свалил непонятно куда! Считай, по статье уволен, имею право не платить!
БЛОГЕР1. Заплати. Не великие деньги.
БЛОГЕР2. Это принципиально. Нет!
ТИМА (гневно). Я их честно заработал. Не садака (9) прошу.
БЛОГЕР1. Сколько?
ТИМА. Семьдесят тысяч.
БЛОГЕР1 (достает портмоне). Держи.
ТИМА (Блогеру1). Спасибо! (Блогеру2) Вот ваше барахло.

Тима оставляет сумки, уходит.

БЛОГЕР2. Смотри на него! Не надо было платить!
БЛОГЕР1. Хотел закрыть ситуацию.
БЛОГЕР2. Принципы дороже. Таким уступать нельзя, на голову сядут.
БЛОГЕРША. Твой галстук дороже стоит. Ну, и жадюга же ты!
БЛОГЕР2. Пусть скажет спасибо. Кто его на работу возьмет? Глухаря.
БЛОГЕР1. Не гони! Закрыли тему, все! (Пауза.)
БЛОГЕР2. Спокойный всегда был. Стелька видимо покусала. С такой женой быстро озвереешь.
БЛОГЕРША. Он что на Стельке женат? Ничего себе!
БЛОГЕР1. Как оказалось. Чуть с полицейскими не подрался из-за жены. (С уважением.) Каков а?
БЛОГЕРША (Блогеру2.) Ты че не знал, когда нанимал?
БЛОГЕР2. Откуда? Думал, неженатый. Я – холостой, а ему так вообще трудно жену найти.
БЛОГЕРША. Сравнил. Пожалеть что ли тебя? Вон, девки, не из-за меня же кругаля выписывают вокруг стола.
БЛОГЕР1. Довыбираешься.
БЛОГЕР2. Стелька обнаглела вконец, успела поделиться постами на моей страничке.
БЛОГЕР1. Походу у всех репостнула.
БЛОГЕРША. Ага, каждый день мерзкие комменты ловлю. Типа, поздно очнулись.
БЛОГЕР2. Говорил же, людям не угодишь. И вообще это моя страница, что хочу, то и публикую, свободный человек.
БЛОГЕРША. У Стельки теперь больше двадцати тысяч подписчиков, прикинь.
БЛОГЕР2. Словила хайп. Раскрутилась.
БЛОГЕР1. Так что в наших деньгах не нуждается.
БЛОГЕРША. Жалко, писала хорошо.
БЛОГЕР2. Обойдемся, кого-кого, а копирайтеров сейчас хватает.
БЛОГЕРША. Мы на нее «овца», «овца». За человека не считали.
БЛОГЕР2. А она волчицей в овечьей шкуре оказалась.
БЛОГЕР1. Задала жару, нам, в частности. Всё пишут и пишут, мол, почему молчали.
БЛОГЕР2. Забудется, и не в таких передрягах побывали.
БЛОГЕР1. Спасибо хоть аккаунты вернула, порядочной оказалась.

Все печатают посты в телефоне.

БЛОГЕР1. Я сразу написал! Это же за гранью, что творится. (Пауза.) Но жена попросила не публиковать. (Пауза.) Чуть до развода не дошли. Говорит, плохую энергетику в семью наведу, мама тоже чувствительная стала после инсульта. Не, они не подписаны на меня, но родня, знакомые пересылают, потом читают, дергаются. (Вздыхает.) Устал. (Пауза.) Я рад, что у моего сына есть отец. У меня не было, всем маме обязан. Но он не будет таким как я, будет сильным и будет идти своим путем, пускай сложным, но своим, правильным.
БЛОГЕРША. Легко говорить, почему молчали, где раньше были? Где-где? Пашем! Я такая же, как мамашка этого пацана. Живем в пригороде, тащу на себе все хозяйство. Не хочу, чтобы мою дочку «лопатой» обзывали, в центровскую школу отдала, одеваю не хуже других. Сама с утра до вечера в кулинарке, работники – балбесы, позавчера с пекарни звонят, говорят, тут капает. Сказала, зовите сантехника. Ночью собралась домой, закрыла кулинарку, думаю, дай-ка проверю, еду в пекарню, темнота, воды по пояс! Рубильник не отключен, гребу к нему, трясусь, как бы током не ударило, думаю, что с дочкой будет, мамой. Оборудование сломалось, пекарня встала, а все из-за того, что балбесы сантехника не нашли и свалили. Что сделаешь? Крутишься, вертишься. Если еще о пацане думать, можно с ума сойти! Этим че? (Показывает на Блогера1, Блогера2.) Спрячутся за своих баб, да покровителей, с них как с гуся вода. А я нахлебалась этой воды, утопиться хочется. (Вздыхает.)
БЛОГЕР2. Что за истерика? Каждый должен заниматься своим делом. На такие случаи есть местные органы, детский омбудсмен, общественные фонды. Сейчас блогерство – моя работа, надеюсь временная, скажут тачки рекламировать – рекламирую, смартфоны – пожалуйста. Изберусь, случится такое на моем депутатском участке, буду разбираться. Люди любят свои проблемы на других сваливать. (Пауза.) Пацана жалко, какой разговор.

Все уходят.

 

Сцена 14

Центр Обслуживания Населения. Входит Стелька. Садится рядом со стариком.

СТАРИК (беспокойно). Народу немного. Быстро пройдем. Какой у тебя номерок?
СТЕЛЬКА. Восьмой.
СТАРИК. За мной будешь, значит.
СТЕЛЬКА. Сейчас уже третий прошел.
СТАРИК. Имя хочу поменять. Как думаешь? Разрешат?
СТЕЛЬКА. Наверное, даже не в курсе.
СТАРИК. Не нравится, надоело. Кажется, жизнь из-за этого не так прожил.
СТЕЛЬКА. Как вас зовут?
СТАРИК. Ултарак. (10)
СТЕЛЬКА. Вроде неплохо звучит.
СТАРИК. Казахский не знаешь? Эх, сами не говорим, откуда дети будут знать? «Стелька» переводится. Обувная. Родители назвали.
СТЕЛЬКА (улыбается). Я еще своим именем недовольна. За что они вас так?
СТАРИК (с горечью). Дети в семье не приживались, седьмым по счету родился. Чтобы от сглазу уберечь, судьбу обмануть.
СТЕЛЬКА. Как я вас понимаю.
СТАРИК. Всю жизнь прислуживаю, сначала родителям, потом жене, детям, теперь внуков навешивают. Мечтал геологом стать, ездить туда-сюда. Вот поменяю имя и поеду. Ты чего сидишь?
СТЕЛЬКА. Вроде как разводиться собралась. Муж опаздывает.
СТАРИК. Загулял?
СТЕЛЬКА. Нет, он добрый, порядочный.
СТАРИК. Дети есть? Сколько?
СТЕЛЬКА. Нету.
СТАРИК. Из-за детей, значит. Раздельно живете?
СТЕЛЬКА. Да. Он квартиру снимает возле филармонии.
СТАРИК. Хороший район. За сколько?
СТЕЛЬКА. За пятьдесят тысяч.
СТАРИК. Че то сильно дешево.
СТЕЛЬКА. Подъезд шумный оказался, внизу – ребенок, рядом – на пианино играют, наверху саксофонист живет. Музыкантский дом. Муж слабослышащий, придет, снимет аппарат, по барабану ему. Хозяйка не нарадуется. (Улыбается.)
СТАРИК. А…вот оно что. (Пауза.) Был бы я глухим, ни за что бы не развелся, бабку не слышишь – хорошо. (Смеется.) Пускай булькает. (Пауза.) Не пришел, значит, разводиться не хочет.
СТЕЛЬКА. Правда?
СТАРИК. Точно говорю. (Пауза.) Как думаешь, примут мое заявление?
СТЕЛЬКА. Примут. Семь, ваш номер высветился!
СТАРИК. Давай талончиками поменяемся. Сначала ты иди, потом я за тобой.
СТЕЛЬКА. Хорошо. (Подходит к окошку.) Доброе утро! (Протягивает документы.) Хотела взять фамилию мужа.
РАБОТНИЦА (просматривает бумаги). Зачем заявление на развод заполнили? На смену надо. Там же на стенде все образцы вывешены.
СТЕЛЬКА. Я передумала. Заберу его.
РАБОТНИЦА. Идите, переписывайте и новый талончик возьмите. Номер восемь у кого?

Старик в нерешительности подходит к окошку, протягивает документы. Стелька садится, переписывает заявление.

РАБОТНИЦА. Горе с этой молодежью, семь пятниц на неделе, не знают, чего хотят. Какой развод? (Шепчет.) С таким лицом нужно крепко за мужа держаться, повезло, что замуж взяли. Но я фамилию Хан кызы на Базаркулову менять не стала бы. (Строго.) Что у вас?
СТАРИК. Имя хочу поменять.
РАБОТНИЦА. И вы туда же! На старости лет. (Просматривает документы.) На какое? Трамп? Обама? Путин?
СТАРИК. Нет. Арман (11) хочу.
РАБОТНИЦА. Мечта, значит. Ну-ну.

 

КОНЕЦ

 

1 - Хан кызы – фамилия в переводе с казахского – Дочь хана.
2 - Базаркулов – фамилия в переводе с казахского – Базарный раб.
3 - Бисмилляхи, Рахмани Рахим в переводе с арабского– во имя Аллаха Милостивого и Милосердного.
4 - Хан улы – фамилия в переводе с казахского – Сын хана.
5 - Тамга – родовой фамильный знак, защитный амулет.
6 - Бешбармак – национальное казахское блюдо из мяса и теста.
7 - Тендык – в переводе с казахского языка «Равенство».
8 - ЦОН - центр обслуживания населения.
9 - Садака – милостыня.
10 - Ултарак в переводе с казахского – обувная стелька.
11 - Арман в переводе с казахского – мечта.







_________________________________________

Об авторе: Нурайна Сатпаева

Прозаик, драматург. Закончила Казахский Технический Университет по специальности инженер – системотехник. С 2015 года слушатель Открытой Литературной Школы Алматы. Участник форума молодых писателей в Липках, Форума детских писателей фонда СЭИП, лаборатории Драма.kz. Лауреат конкурса драматургии «Литодрама», финалист конкурса драматургии «Большая ремарка», полуфиналист Волошинского фестиваля, конкурсов драматургии «Любимовка», «Маленькая ремарка», «Баденвайлер», «Автора на сцену». Публиковалась в журналах «Нева», «LiterraNova», в сборнике рассказов издательства «АСТ». Живет в г. Алматы, Казахстан.скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
36
Опубликовано 28 ноя 2019

ВХОД НА САЙТ