facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
ЭЛЕКТРОННЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Социальная сеть Богема
Мои закладки
/ № 125 сентябрь 2018 г.
» » Сергей Медведев. МАШИНА

Сергей Медведев. МАШИНА


(комедия для кукольного театра)



ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

ОТЕЦ – мужчина слегка за 60
МАТЬ – его жена
ЯНА – их дочь, 23 года
СЕРГЕЙ – жених Яны, ее ровесник
 ДЯДЯ ПЕТЯ –  свидетель со стороны жениха.



К А Р Т И Н А    1

Гараж. В центре гаража стоит автомобиль, накрытый брезентом,  – мы не видим, какой марки, здесь есть, пара стульев, шкафы с инструментами - на них, как в детском саду, нарисованы зайчик, яблоко, медвежонок. На Сергее салатные облегающие брюки, белая рубашка и галстук-бабочка.  Яна в свадебном наряде. Мать в длинном черном бархатном платье, на ней – золотые браслеты, цепочки, серьги. Отец – в строгом черном костюме. 


МАТЬ. Сережа – хороший?
ДОЧЬ. Ну, как сказать. Но это, между прочим, он настоял, чтобы мы зарегистрировали отношения.
МАТЬ. Какой молодец. И мяса тоже не ест?
ЯНА.  Ну, мам... Не ест.
МАТЬ. А почему у него синяк под глазом?
ДОЧЬ. Ну, мам.
МАТЬ. А что?  Просто спросила. Смотри сама. Ты уже большая. Мы ему костюм решили подарить. Темно-синий. Австрийский. Отцу на 60-летие купила, но Гена говорит, что он ему маловат.
ДОЧЬ. Сережа, тоже не будет его носить. Он не носит костюмы.
МАТЬ. Сейчас не носит, потом будет носить. Отец тоже не носил.
ДОЧЬ. Будет носить – купим.
МАТЬ. Купите! Не смеши меня. На что вы купите? Бери! Продашь, если что.
ЯНА. Мам, я скоро пойду работать. Хватит!
МАТЬ. Бери, пока я добрая. 30 тысяч стоит.
ДОЧЬ. Ладно, давай.
МАТЬ. Хотела еще и туфли купить тысяч за шесть. Но вы ж всего на один день! Больно деловые!
ЯНА. Так получилось. Завтра к вечеру надо быть в Москве. Мы  Леше Кирпичу обещали, что обязательно будем.
МАТЬ. Что за  Леша?
ЯНА.  Ой, мам, какая разница. Зовут Леша, кличка Кирпич, фамилии не знаю. 
МАТЬ. Обещания надо выполнять.
ЯНА. Знаю, мама.
МАТЬ. По телевидению  передали, что сейчас многие молодожены из столицы  играют свадьбу в маленьких городах. Так дешевле.
ДОЧЬ. В Москве надо месяц ждать. А у вас в один день.
МАТЬ. Это потому что папа здесь всех знает.
ЯНА. А что у папы за сюрприз для нас? Зачем он позвал нас в гараж?
МАТЬ. Не знаю, может, деньги хочет вам подарить. Холодильник, которым мы вам отдали, еще жив?
ЯНА. Жив. Мы им почти не пользуемся. Едим только свежее.

Входят Отец и Сергей. В руках у отца грамоты в рамках и огромная стеклянная сабля, наполненная коньяком. У Отца и Сергея рюмки с этим напитком. 

ОТЕЦ. А эта грамота — за победу в забеге на сто метров в школьной спартакиаде.
СЕРГЕЙ. Здорово!
ОТЕЦ. А эту мне вручили за модель искусственного спутника Земли. На смотре детского творчества на районной станции юных техников. 1963 год.
СЕРГЕЙ. Действующая модель была?
СЕРГЕЙ. Да ты что, Сергей, ну как же она могла действовать? Разве что  подбросить спутник вверх.
СЕРГЕЙ. Обалдеть, Геннадий Александрович. Вы — молодец.
ОТЕЦ. Ну, а ты думал! Что, хороший коньяк?
СЕРГЕЙ. Неплохой. Но резковатый. Немного. А где его сделали?
ОТЕЦ (рассматривает саблю). Не знаю. Не написано. Думаю, что французский. Французский всегда резковатый. Но это неважно. Эту саблю мне подарили десять лет назад. Когда я был главой района. Пак подарил. Кореец. Другом моим был, на коленях передо мной стоял, когда в заместители просился. Хо-хо-хо-хо-хо.
МАТЬ. Гена, не начинай про Пака.
ОТЕЦ. Я не начинаю, Люда. Всё! Всё! Просто я вот, что думаю… А кто будет свидетелем?
ЯНА. Я Татьяне утром звонила,  она не может. А у Сергея здесь нет знакомых.
ОТЕЦ. Ну как без свидетелей? Должны быть свидетели. Эх вы! О Сергее я-то позаботился. С Сергеем вопрос по свидетелям можно считать закрытым. Я Петьку попросил, обещал подойти.
СЕРГЕЙ. Может, не надо.
ОТЕЦ. Петрушка - наш сосед… Хороший парень, всегда веселый, легкий в общении. Водителем у меня работал. Можно сказать, профессиональный свидетель.
МАТЬ. Не надо было Петрушку. Тот еще свидетель!
ОТЕЦ. Ну ладно, Люд,  все, все, выбор сделан... Можно было, конечно, кого-нибудь из сестер Решетняк попросить,  засвидетельствовать свое почтение. Младшую – Ленку. Я старшую Решетняк на железнодорожный вокзал старшим кассиром устроил.  В свое время. Яна, ты же с ней дружила.
ЯНА. Дружила, но не долго. Не надо Ленку, мы с ней поссорились перед моим отъездом. Она сказала, что я целовалась с учителем физики, а он мне за это пятерку в аттестат поставил.
МАТЬ. Хочешь, я покажу ее фотографию в «Одноклассниках»? Корова. Двое детей, а мужа нет. На вид - лет тридцать пять. Ужас!
ОТЕЦ.  Неблагодарная Ленка. Надо будет как-то с ней поговорить.
МАТЬ. Геннадий Александрович,  не томи, что у тебя за сюрприз?
ОТЕЦ. Есть один сюрприз! Сейчас увидите. В ЗАГС поедем на..

Отец пытается сбросить брезент с автомобиля, это получается не с первого раза. 

ОТЕЦ. На автомобиле ГАЗ-24М, «Волга»! Добро пожаловать!

Мы видим, что под брезентом скрывалась старенькая, но почищенная и помытая белая «Волга», она украшена, как и полагается свадебному автомобилю (шары, цветы, БОЛЬШАЯ КУКЛА В ФАТЕ). 

ОТЕЦ. Узнаешь, Люда?
МАТЬ. Гена, ну что ты все не к месту и не во время? Зачем нам это сейчас?
ОТЕЦ. Люда, я хочу, чтобы моя дочь ехала в ЗАГС на машине, на которой ее в 90-ом  из роддома забирали. Вот отремонтировал. Теперь как новая. Между прочим, если бы не «Волга», может, быть, и Яны бы не было, ограничились только Павликом. Дочь, можно сказать, что «Волга» - твоя вторая мать и кормилица.
ЯНА. А где Павлик?
МАТЬ.  Не сейчас. Потом расскажу.  Гена, это и был твой сюрприз?
ОТЕЦ. Ну.
МАТЬ. Ну, ну. Я ожидала другого сюрприза. Да и Яна тоже. Только я  не поеду в такой день на такой машине.
ОТЕЦ. А я не поеду на другой.
МАТЬ. А я не поеду на этой. Я поеду на «Мерседесе».
ОТЕЦ. А я поеду на «Волге».
МАТЬ. А я тогда пойду пешком.
ЯНА. Мам, ну уступи папе. Какая разница, на какой машине ехать. Это же формальность.
ОТЕЦ. Для меня не формальность, Яна. Сергей, скажи, хорошая машина? Поедем на ней в ЗАГС? Помчимся? Как скажет Сергей, так и будет.
ЯНА. Сергей, ничего не понимает в машинах.
СЕРГЕЙ. Да, я  ничего не понимаю в машинах. Но мне кажется, что машина хорошая.  Помчимся!
ОТЕЦ. Вот! А я что говорил. Все, вопрос решен, едем к Петьке-свидетелю. Сергей, садись рядом с водителем.
СЕРГЕЙ. Спасибо, Геннадий Александрович.
МАТЬ. 35 лет! 35 лет я мучаюсь с Геннадием Александровичем. Постоянно  иду на уступки. Ладно, едем!
ОТЕЦ (тихо, чтобы слышала только жена).  Ты со мной мучаешься? Я это запомню. Бессовестная ты, Людмила Павловна.

Рассаживаются. Отец пытается завести машину, она не заводится. 

МАТЬ. Дыр-дыр-дыр-дыр. Не  получается? Не помчались? Что-то не так, Ген?
ОТЕЦ. Люд, это ты сглазила, зачем ты говорила "не поеду, не поеду".   Глазливая ты, Люда.   Представь, Сергей, я посадил гладиолусы, а они не принялись. Потому что Людмила Павловна сказала, что ей не нравятся эти цветы. У всех принялись, а у нас нет. Сейчас, одну секунду.
МАТЬ. Я, значит, машину сглазила?  Только увидела и сразу сглазила. Я - ведьма, по-твоему?
ОТЕЦ выходит из машины, открывает капот.
ОТЕЦ. Конечно, ведьма. Сейчас, сейчас. Сергей, там в шкафу, где зайчик нарисован, на нижней полке на «Современном детективе» лежит ключик трещоточный.
СЕРГЕЙ.  Что значит «трещоточный»? Никогда не слышал о таких. Шутите?
ЯНА. Это гаечный ключ с накидной рабочей частью и встроенным храповым механизмом.
ОТЕЦ. Правильно, доча. Неси.
СЕРГЕЙ. Ну, Яна, ты даешь! Откуда ты это знаешь?
ОТЕЦ. Яна так по городу гоняла. Моя школа.
СЕРГЕЙ. Яна, у тебя была машина? Ты мне не говорила.
ЯНА. Какое это теперь имеет значение!
ОТЕЦ. Купили мы Яночке машинку, а она ее разбила! Еще и будку с собакой раздавила.
МАТЬ. Геннадий, ну зачем сейчас так говорить! Что о Яночке Сережа подумает. Еще жениться передумает.
СЕРГЕЙ. Не передумаю.
ОТЕЦ. Молодец, Сергей!  Скажи, подумаешь, машину разбила.  «Жигули» первой модели. Не жалко. Тогда денег много было. Мы потом «мерседес» купили. «Мерседес» лучше «Жигулей». А так бы, может, и не купили, не было бы повода.

Яна подходит к ОТЦУ, склоняется над открытым капотом. 

ЯНА. Ну, что скоро? (Яна отдает отцу ключ)
ОТЕЦ. Отойди, не мешай!  Фату запачкаешь. Мать, иди сюда, капот подержишь.

Мать идет подержать капот. У Сергея звонит телефон, он отходит в сторону. 

СЕРГЕЙ.(в телефон). Леша, мы сейчас над этим работаем. Все завтра отдадим. Нет, я не специально старый телефон потерял. Знаю. Я и не рассчитывал. Извини, пожалуйста.  Извините. (Яне шепотом). Киприч звонил, завтра вечером ждет!  Зря номер меняли, только разозлили.
ЯНА. Интересно, что он с нами сделает, если не отдать?
СЕРГЕЙ. Не знаю. Сашке большой палец отрезал.  Витьку в лес вывез и там бросил. Зимою. Мишу, так и не нашли, кстати.
ЯНА. Ты трус.
СЕРГЕЙ. Да, я трус, а ты собаку задавила. Как бы нам сейчас пригодились эти «Жигули». Говоришь, они нам 300 тысяч подарят, как минимум. У вас в семье такая такса?
ЯНА. Павлику триста тысяч подарили на свадьбу.  Тогда билет на поезд из Москвы стоил всего тысячу. Сейчас пять. Должны, должны подарить с учетом инфляции.
СЕРГЕЙ. Блин, а вдруг зря приехали? 
ЯНА. Ну, это была твоя идея.  Я тут ни при чем.
СЕРГЕЙ. Тише!  Чего ты разоралась.
ЯНА. Я не разоралась. Не все так плохо. Ты знаешь, что мне мать уже подарила сережки с брюликами. На 170 тысяч. Плюс тебе костюм, 30 тысяч. Итого 200 тысяч.  Если они нам подарят 300 тысяч, будет полмиллиона! Полмиллиона! С Кирпичом мы в расчете, на сотку будем жить.
СЕРГЕЙ. Если мы все это продадим. Если это вообще кому-то нужно. Что такое брюлики?
ЯНА. Бриллианты, идиот. Вот смотри!

Яна хочет снять сережку и показать «брюлики» Сергею,  но сережки нет. То есть, одна есть, а другой нет. 

ЯНА. Так! Всем внимание! У нас беда. Я потеряла сережку. Мама, я потеряла твою сережку. Что делать? 
МАТЬ. Это плохой знак -  в день свадьбы потерять сережку. Если не найдем, они скоро разведутся. Это все ты, Гена.
ОТЕЦ. Причем тут я, Людмила?
МАТЬ. Притом, Гена. Потому что это твоя машина.
СЕРГЕЙ. Так, надо сосредоточиться. Надо искать. Надо проанализировать, где Яна могла потерять сережку. Кто последний видел сережку?
МАТЬ. Наверное, я. Когда мы зашли в гараж, сережки были на Яне, я на них смотрела, думала, какие красивые мы подарили дочери сережки, у меня в ее возрасте таких не было. Значит, они должны быть где-то здесь.
ЯНА (задумывается). Мне кажется, что они упали в мотор. Я слышала звук падения. Но не придала значения.
ОТЕЦ. Упала в мотор? Прекрасно. Значит, переживать не стоит,  никуда они не денется. Завтра найду.
ЯНА. Как это завтра найду, мы сегодня ночью уезжаем. Ты что забыл?
ОТЕЦ. Мы сами найдем и пришлем. Через проводницу передадим. У меня полно знакомых проводниц и в кассах твоя Ленка работает.
ЯНА. Пап! Как ты можешь доверять проводницам? Но не это даже главное. Что ж мне с одной сережкой в ЗАГС идти? Так не принято. Пап, мне очень нужна эта сережка. Папочка! Сережа, скажи!
СЕРГЕЙ. Да, надо с двумя. Куда ж на свадьбу с одной.

Отец вздыхает и лезет искать сережку. 

ОТЕЦ. Ну хорошо, хорошо. Поищем. (пауза) Ничего тут нет. Давайте потом.
ЯНА. Мама! Сделай же что-нибудь!
МАТЬ. Я думаю, надо снять мотор и перебрать детали. Так вы ничего не найдете. Генка, давай по-быстрому снимем мотор, я сейчас Зине в ЗАГС позвоню, скажу, задерживаемся на час.  Там все равно кроме нас никто не женится, из-за Яны с Сергеем коллектив на работу вышел. А гости подождут, ничего с ними не сделается.
ОТЕЦ. Как это снять мотор? На чем же мы поедем?
МАТЬ. На другой машине поедем, Гена. На "Мерседесе". Как я и предполагала.
ОТЕЦ. Я не поеду на другой машине, я же сказал.
ЯНА. Папочка, милый, я тебя прошу. Пожалуйста, сними мотор, давай, найдем сережку. Ну, хочешь, я стану на колени?

Яна становится на колени. 

ЯНА. Сергей, ты тоже становись!

Сергей, немного подумав, становится на колени. 

СЕРГЕЙ. Геннадий Александрович! Давайте я вам помогу. Вы  даже не представляете, как нам нужна эта сережка.



К А Р Т И Н А    2

Отец и Сергей уже в трусах (или в другой одежде, важно, что не праздничной).  Они начинают разбирать автомобиль. Работают быстро,  быстро  говорят. 


ОТЕЦ. Сергей, как же ты без машины? Мне первую машину, между прочим, подарил отец. Игрушечную, конечно. Деревянный грузовик. Сначала бабушка подарила лошадку, тоже деревянную, потом отец наступил на лошадку и сломал ее, я плакал, и он подарил мне машину. Я помню, он мне сказал: «Не плачь, сын, лошадка – это для девочек, а вот машина – это мечта каждого пацана».  Помню, я даже спал вместе с ней. Машина для меня – все. Вот ты знаешь, что такое ключ на 24?
СЕРГЕЙ. Могу предположить.
ОТЕЦ. Согласен. Что такое ключ, предположить можно. А вот это что? Предположи. (показывает деталь).
СЕРГЕЙ. Не знаю.
ОТЕЦ.  Подумай. Ты же умный парень. Какие версии?
СЕРГЕЙ. Геннадий Александрович, ну, не знаю. Я гуманитарий. В железе ничего не понимаю.
ОТЕЦ (останавливается, торжественно). Это опора шаровая вилки подшипника выключения сцепления. Это надо знать. А что такое ведущая и ведомая шестерни, знаешь?
СЕРГЕЙ. Не знаю.
ОТЕЦ. Не знаешь ведущую и ведомую шестерни?  А жизнь строится на знании таких деталей. А чем, ты кстати, занимаешься?
СЕРГЕЙ. Сейчас я опять композитор. Сначала сочинял музыку для компьютерных игр, потом три месяца работал в отделе кадров одной фирмы, но уволился. По собственному желанию. Сейчас опять сочиняю музыку для компьютерных игр.
ОТЕЦ (достает новую деталь). Вот это, Сергей, палец.
СЕРГЕЙ. Палец? Какой ужас!
ОТЕЦ. Палец поршневой. Запоминай. Ты знаешь, Сергей, я тебя понимаю. Надо уметь вовремя уйти и ни с кем не поссориться. Я с поста главы района взял и ушел. По собственному желанию. И ни с кем не поссорился. Почему из фирмы уволился? Тебя хотели посадить? Или другая причина?
СЕРГЕЙ, Да, нет, нет. Что вы!  Посадить никто меня не хотел. Платили мало, на дорогу больше тратил, образно говоря. И работа неинтересная. Нудная.
ОТЕЦ (достает деталь). Вот, пожалуйста, кулачок перепускного клапана. Так, что ты сейчас делаешь? Я не понял.
СЕРГЕЙ. Сочиняю электронную музыку.  Саундтреки к компьютерным играм. Герой заходит в комнату, думает, куда дальше идти, а в это время звучит моя музыка. Немножко и по сюжету игры кое-что придумываю.
ОТЕЦ. Что за игры?
СЕРГЕЙ. «Сталкер», например. Мод «Зов прошлого-2». Все происходит в Чернобыле. После аварии на атомной станции. Стрелялка. Все воюют со всеми.
ОТЕЦ.  Отлично. Что платят?
СЕРГЕЙ. Пока нет опыта и имени,  ничего не платят, но в перспективе, можно зарабатывать неплохие деньги.
ОТЕЦ. Это хорошо. (достает очередную деталь) Еще один палец, кстати. Да, сейчас другое время. А я вот на этой машине начинал, первый индивидуальный предприниматель в городе, такси  «24+»! Каждую деталь знаю. По имени.
СЕРГЕЙ. Их же тут тысячи! У вас, наверное, хорошая память?
ОТЕЦ, Память неплохая. Сам удивляюсь. Вот, давай, проверим. Это седло  выпускного клапана. Вот тебе, Серега, каталог, сверяй.

Отец из шкафа достает каталог, отдает его Сергею.

СЕРГЕЙ. Геннадий Александрович, я вам верю.
ОТЕЦ. Эх, Серега, это сейчас можно все купить. А раньше надо было поискать нужную деталь. Зато отношения между людьми налаживались, связи завязывались. Без этих связей я бы ничего и не добился, и Янки бы не было, и ты бы сейчас здесь не сидел.  Все было бы по-другому.  И не факт, что лучше. (Достает детали.) Подушка подвески! Чашка подушки крепления! Сухарь клапана! Шайба УПОРНОГО подшипника!  Не просто подшипника. Упорного подшипника. Ты знаешь, Сергей, мне иногда снится, что я упорный подшипник. Веришь?
СЕРГЕЙ. Верю!
ОТЕЦ. А хочешь, я с закрытыми глазами буду детали определять. На ощупь. Завяжи мне глаза.
СЕРГЕЙ. Геннадий Александрович, я вам верю!
ОТЕЦ. Да что ты заладил, верю, верю. Нельзя слепо верить людям. Думаешь, мне действительно снится, что я упорный подшипник?  Нет, я же не наркоман какой-то. Людей надо проверять. Иначе в нужный момент не будешь знать, чего от них ожидать. Фух, устал. Давай выпьем из этого рога изобилия. Когда я был главой администрации, подарили. Я уже рассказывал? (выпивают коньяк из стеклянного рога) Завязывай мне глаза! Завязывай, завязывай.

Сергей завязывает отцу глаза. В этот момент в сарай, где происходит разборка автомобиля, входят Яна и Мать (в праздничных одеждах).  Они видят, как Сергей завязывает Геннадию Александровичу глаза. 

МАТЬ. Вы чего тут в игры играете? Забыли, что за день? Опять пьем, да? Из ЗАГСА звонили, спрашивали, когда будем. А вы играете.
ЯНА. Сергей у нас любит поиграть.
СЕРГЕЙ. И что?
ЯНА. Ничего, просто говорю, что ты любишь игры. Только выигрывать у нас что-то пока не получается.
ОТЕЦ. Отстань от парня. У него свой путь.
ЯНА. А я что? Я терплю. Вот замуж согласилась выйти.
МАТЬ. Это вы молодцы, а то два года уже живете и не расписаны.

Отец и Сергей продолжают разборку. Кажется, быстрее, чем прежде. 

ОТЕЦ. Скоро, скоро все найдем. (Яне) А вот, между прочим, Серега твой не знает, что такое штангенциркуль.
СЕРГЕЙ.  Геннадий Александрович, я знаю.
ОТЕЦ. Знаешь чисто теоретически, а на практике? А я этим штангенциркулем измерил...
МАТЬ. Гена!
ОТЕЦ. Все что можно было измерить. Все измерял. Жизнь на это положил. Моя жизнь… С нее можно брать пример.
МАТЬ. Твоя жизнь, Геннадий, другим наука. Давай заканчивай свою философию, ищи сережку, надо ехать.
ЯНА. Мам, я так волнуюсь. Спасибо тебе за сережку. Я так рада!
ОТЕЦ. А мне спасибо сказать? Там и мой вклад там есть. Можно сказать – основной.

Яна подходит к отцу, целует его. 

ЯНА. Я люблю своего отца. Давайте быстрее!
МАТЬ. Основной, основной у тебя вклад, никто не спорит. Но это я такси "24+" придумала, и все остальное.  И чтоб ты в администрацию устроился. И сережки подарить я придумала. Разве не так?
ОТЕЦ. Ну, отчасти, может и так. Мы вместе придумали, но в жизнь воплотил я! Обеспечил финансовую сторону. Вот ты думаешь, сколько сережки стоят?
МАТЬ. 170 тысяч.
ОТЕЦ. Наивная. Я из своих личных сбережений еще 300 добавил. Думаю, если просто подарить деньги,  растратят, а сережки подаришь за 470 тысяч — память обо мне на всю жизнь останется.
СЕРГЕЙ. Сколько, сколько? 470 тысяч!
ОТЕЦ.  Это же, правда, лучше, чем просто деньги?
СЕРГЕЙ. Ну, не знаю, наверное. Хотя и деньги были бы неплохо.
ЯНА.  470 тысяч! Папа, ты даешь. Мне аж дурно! Я даже не знаю, что и сказать. Пап, ты, наверное,  сидения сними. В салоне поищем.
ОТЕЦ. Яночка, зачем сидения снимать? Если сережка провалилась в мотор.
ЯНА. Мам, скажи.
МАТЬ. Теперь надо везде искать. Может, она сначала провалилась в мотор, а потом перекатилась в салон.
ОТЕЦ. Люда, что ты ерунду говоришь. Как такое может быть? Она, что, сквозь стену прошла? Сергей, скажи им.
СЕРГЕЙ. Раз Людмила Павловна говорит, что так может быть, то, наверное, она права. Давайте поищем в салоне.
МАТЬ. Не знаю, Ген, может быть, там есть какая-нибудь дырка. Машина же старая. Давай, Ген, быстрее. Сними сидения, а то они тебе мешают.
ОТЕЦ (мрачно). Люд, я не буду снимать сидения.
ЯНА. Папочка, миленький, ну, пожалуйста, послушай маму, сними сидения. Сергей, ну скажи что-нибудь Геннадию  Александровичу. Поддержи. Ты же в отделе кадров работал – в людях разбираешься. Три месяца.
СЕРГЕЙ. Яна, ты тоже в отделе кадров работала.
ЯНА. Всего три дня, там были ужасные люди. Сергей, ты  прекрасно знаешь, что я тяжело схожусь с ужасными людьми, и не надо этих дурацких намеков. Я сейчас очень нервная.
СЕРГЕЙ. Геннадий Александрович, я вам советую уступить. Вы же сами сказали, что можете собрать и разобрать машину с закрытыми глазами. Сейчас разберете, а  потом соберете. У вас же столько грамот. Вы очень хороший.
ЯНА. Папа -  ты лучший.
МАТЬ. Все правильно говорят. С твоей головой, это все решаемо.  Гений! Ты сначала двери сними, они же мешать тебе будут.
ОТЕЦ. Двери? (пауза) Хорошо, я сниму двери, но такого, Люд, не может быть, чтобы сережка в салон закатилась.
МАТЬ. Геннадий, все может быть... Помнишь, ты говорил, что Пака никогда не сделают главой администрации, а ведь сделали.
ОТЕЦ. Людмила, ты сама хорошо знаешь, что Пака никогда бы не сделали главой администрации, если бы я на это не дал согласия. Молодым у нас везде дорога, пожалуйста, я не против.
МАТЬ. Еще б ты был против. Где бы ты сейчас был, если бы не я? Они б тебя посадили. Запросто.
ОТЕЦ. Люда, ты язык прикуси. Но зачем снимать двери? Я не понимаю.
ЯНА. Папочка, сними двери, пожалуйста, они же на винтах. Они же на "Волге" не приваренные. Они же легко снимаются.



К А Р Т И Н А    3

Невеселый отец  продолжает разборку  автомобиля, Сергей аккуратно раскладывает части, которые ему подает отец. Уже сняты двери.  Мать и дочь (без нарядов, в трико) наблюдают за происходящим. 

ОТЕЦ. Это пепельница, Сергей. Положи рядом с радиоприемником.
СЕРГЕЙ (забирает деталь) . Понятно.
МАТЬ. Ну и зачем нам эта пепельница, Ген? Ты же бросил курить. Бегаешь по утрам. Куда-то бегает. Куда, не говорит. А, Ген! Куда бегаешь?
ОТЕЦ. Люд! Куда я бегаю? 10 километров на тренажере я бегаю.
ЯНА. А Сергей никуда не бегает. А когда надо было убежать, не смог!
СЕРГЕЙ (щупая синяк под глазом). Я подвернул ногу. Иначе бы он меня не догнал. Да и вообще он знает, где мы живем.
МАТЬ. Леша Кирпич?
СЕРГЕЙ. Ну, да. А вы откуда знаете?
МАТЬ. Я догадалась.
СЕРГЕЙ. Вот в такие игры мы и играем.
ОТЕЦ. Прикуриватель. Тоже клади рядом с радиоприемником.
СЕРГЕЙ. Понятно.
ОТЕЦ (обреченно) Руль.
МАТЬ. Дайте мне руль, я отнесу его в дом.  Геннадий, не волнуйся, я положу его на секретер. Рядом с твоими грамотами.

Появляется сосед Петр в свадебном костюме с красной лентой через плечо. На ленте надпись – «свидетель». 

ПЕТР. А я жду, жду, а вас все нет. Думаю, может, без свидетеля решили свадьбу отыграть. Так кто тут жених? Кому руку жать?
СЕРГЕЙ. Я.

Петр жмет руку Сергею.

ПЕТР. Гости уже волнуются. Леонид Степанович уже хотел было пиццу попробовать, но я ему не дал.
МАТЬ. Берите пример с Сергея и Яны. Они не едят мяса. А пиццу вы, кстати, едите?
СЕРГЕЙ. Если вегетарианская.
ЯНА. Я рыбную ем. С семгой люблю.
ПЕТР (Сергею). Молодцы. Еще раз поздравляю. От всего сердца.  Что Геннадий Александрович, к труду тестя приучаете? Правильно, так с ними и надо!
МАТЬ. У нас, Петя, проблема. Сережка в машину закатилась. А куда ж на свадьбу без сережки?
ОТЕЦ. Без сережки им, видите ли, нельзя.
ПЕТР. Нет, нет, Геннадий Александрович, нельзя.  А я тоже все теряю! Вчера паспорт потерял. Геннадий Александрович, кто ж так машину разбирает? Давайте сначала бампер снимем. И крышу.
ОТЕЦ. Петь, зачем бампер?
ПЕТР. Ну, не знаю. Чтобы окончательно снять вопрос.
ОТЕЦ. Я тебя умоляю,  не надо бампер.
ПЕТР. Как скажете, Геннадий Александрович.
МАТЬ. А Петя правильно говорит, надо снять хотя бы бампер.

Мать бьет ногой по бамперу, он отваливается.  Мать берет бампер в руки, внимательно осматривает его.

МАТЬ. И тут ничего.

Отец демонстративно хватается за сердце,  садится на стул рядом с автомобилем. 

ОТЕЦ.  Устал. Сами разбирайте.
ПЕТР. А я, пожалуй, пойду, мне еще паспорт новый надо получить. Я ж свой старый потерял,  или куда-то спрятал, а куда именно, забыл.
МАТЬ. Ну, Петь, ты в своем репертуаре. То паспорт потеряешь, то часы у тебя неправильно идут, то показания перепутаешь. Тоже мне свидетель.
ПЕТЯ. Часы, между прочим, тогда вообще стояли, потому я и опоздал. А показания я перепутал, потому что вы мне их неразборчиво написали. Ладно, я пошел. Жду звонка. Геннадий Александрович, а помните, мы на следующей неделе на рыбалку собирались?
ОТЕЦ. Не помню. Ты мне  на следующей неделе напомни.

Петр уходит.

МАТЬ. Ты, Ген, осторожнее будь с Петром, у него язык без костей. Зачем вам идти на рыбалку? Ладно, разбирай!

Отец молчит. 

МАТЬ. Ты, чего молчишь? Разбирай!
ОТЕЦ. Я же сказал, не буду. Нездоровится. Пусть Сергей разбирает. Раз он на вашей стороне.
СЕРГЕЙ. Я? Я Геннадий Александрович, ни на чьей не стороне. Я со стороны за всем наблюдаю.
ОТЕЦ. А что тут разбирать? Вижу, разводной ключ Сергей знает. И ключ на 24. И штангенциркуль.
СЕРГЕЙ. Я не смогу.
ЯНА. Сереж, давай разбирай. Ты же знаешь, что такое разводной ключ.
СЕРГЕЙ. Ничего я не знаю.
ЯНА. Сережа, можно тебя на секунду (отводит Сергея в сторону). Сережа, а ты забыл, зачем мы сюда приехали?  По твоей просьбе, между прочим, опять напоминаю. Я, между прочим, Сереж, тебя в первую очередь пожалела. Потому что немного привязалась к тебе. И мне будет жаль если тебя вывезут в лес или в колодец спустят, Как Эдика.  Я могла ведь просто исчезнуть..
СЕРГЕЙ. Господи! За что мне все это.
ЯНА. Это другой разговор.

Сергей ныряет в салон автомобиля, вытаскивает очередную деталь. 

СЕРГЕЙ. Еще один палец.
ОТЕЦ. Правильно. Положи его к другим пальцам.
СЕРГЕЙ. Это что? Может это, рюмка  ведущего подшипника? Не может быть такого? Или сустав водораспределительной трубы?  Кулак зеркала заднего вида?
ОТЕЦ. Сергей, ну какой же это кулак? Это рычаг переключения скоростей. Положи его рядом с коробкой передач. Вот сюда (показывает).

Сергей достает из автомобиля огромную кость.

СЕРГЕЙ. Это кость? Или сустав?
ОТЕЦ. Кость! Где взял?
СЕРГЕЙ. Под ковриком была, я и сам удивился.
ОТЕЦ. Откуда там кость?
МАТЬ. Это, наверное, Катька, принесла.  Это наша кошка. Я ж тебе говорила,  Гена, кошку надо в лес завезти.
СЕРГЕЙ. Кость – большая. Что ж это у вас за кошка такая?
ОТЕЦ. Какая кошка? Людмила, что ты ерунду говоришь.
МАТЬ. Ой,  Катька совсем обнаглела. Вчера мне на спину с холодильника прыгнула. Она б и меня загрызла, дай ей волю. Я еле отбилась. Завтра же, Гена, в лес ее отвезешь. Я ее боюсь.
ОТЕЦ. Катьку боишься?
МАТЬ. Да, представь себе.
ЯНА. А мы тоже котенка взяли, но Сережины родители были против, мы тогда у них жили.  Котенок куда-то сам ушел. Умный кот. На задних лапах ходил. А может, в багажнике посмотрим?
ОТЕЦ.  Яна, я этого не понимаю. Почему ты всегда на стороне матери. Зачем в багажнике смотреть?  Вы вот лучше скажите, где вы собираетесь жить, после того как поженитесь.
ЯНА. Ну, начинаются придирки. Я же тебе утром говорила. Жили у родителей Сергея. Но потом я им, видите ли, не понравилась. Не так здороваюсь, не так смотрю, музыку громко слушаю. Татуировку сделала.
МАТЬ. Какую татуировку?
ЯНА.  Потом расскажу… И мы ушли на квартиру.
СЕРГЕЙ. Мы целый год вместе жили. Но у нас с родителями разные взгляды на жизнь. Потом мы снимали квартиру.
ОТЕЦ. На какие деньги?
ЯНА. В долг жили, папа. Занимали. У того, у другого, у третьего. Теперь всем должны.
МАТЬ. А как собирались отдавать?
ЯНА. Да никак. Телефон отключали. Как-то обходилось.
СЕРГЕЙ. С Лешой Кирпичом не получилось.
ОТЕЦ. Если вы рассчитываете на нашу помощь, то мы очень ограничены в средствах. Я пенсионер, мать на пенсии. Едва концы с концами сводим. За свадьбу, за ресторан, знаешь, сколько заплатили?
ЯНА. Сколько?
ОТЕЦ. Миллион рублей. Почти ничего не осталось.
СЕРГЕЙ. Боже мой! Миллион рублей! И ничего не осталось.
МАТЬ. А давайте, вы никуда не поедете. Живите у нас. Я бы не возражала. Одной скучно.  Геннадий целыми днями то цветы разводит, то детективы читает. Иногда, даже страшно бывает. Что-то под полом шурудит. И на чердаке. У нас, знаете, какие мыши.  Огромные мыши. Змеи у нас водятся. Хищные птицы. Еще какие-то существа, землеройки, кажется, насекомые. К тому же комната Павлика освободилась.
ЯНА. (тихо Сергею) Я лучше повешусь. Ты не знаешь, какие здесь страшные люди.
СЕРГЕЙ. А я бы не возражал. Хотя бы какое-то время. Какой-то дауншифтинг нам бы не помешал. Пока все уляжется. Яна, ты просто плохо знаешь Кирпича.
ЯНА. Давайте не психовать, давайте искать сережку. Сейчас для нас сережка – самое главное.
СЕРГЕЙ. Ага, дополнительная жизнь!
ЯНА. Да, Сережа, дополнительная жизнь.

Сергей достает из недр авто большую коробку – то ли пластмассовую, то ли железную, из коробки торчат провода. 

СЕРГЕЙ. Это что? Куда положить?
ОТЕЦ (долго рассматривает) Я не знаю, что это.
СЕРГЕЙ. Может, это коробка передач?
ОТЕЦ. Какая же это коробка передач, она не так выглядит, там и проводов никаких нет.
МАТЬ. Может быть,  это коробка радиопередач. Не может такого быть? Это же явно имеет какое-то отношение к электричеству.
ЯНА. Это противоугонная система. Я так думаю.
ОТЕЦ. И кто же ее поставил? Сама она  в автомобиль залезла?
МАТЬ. Может и сама. Сейчас не поймешь даже, как утюг работает, все на микросхемах. Гена, ты просто поставил и  забыл. Ты же, например,  в этом году забыл, когда у нас день свадьбы. Ты вообще ко мне очень невнимателен. Семья для тебя на втором месте.
ОТЕЦ. И это ты мне говоришь. Ты родного сына забыла пригласить на свадьбу сестры.
МАТЬ. Это я тебе сказала, что забыла. Ничего  я не забыла. Просто Павлик, сказал, что он с друзьями на этот день уже запланировал  куда-то поездку... Я даже не стала спрашивать, куда. Важно, что он не может.
ОТЕЦ. Понятно. (рассматривает устройство) Я думаю, что это подслушивающее устройство.
СЕРГЕЙ. Нет, нет,  подслушивающее устройство я видел. Когда три месяца в отделе кадров работал. Там, знаете, сколько было подслушивающих устройств. Дайте, посмотрю внимательнее.
МАТЬ. Давайте, послушаем Сергея. Он больше нас в этом понимает.
СЕРГЕЙ. Тут, если присмотреться, есть цифры – три семерки.
ОТЕЦ. Три семерки! Три семерки! Эх, какая жизнь была! Вы уже, наверное, и не знаете. Дайте мне что-нибудь выпить! Портвейн есть у нас? Три семерки. Три топора, как тогда говорили.
МАТЬ. Только шампанское. Яна,  принеси бутылку, я тоже, пожалуй, выпью.
ЯНА. А в багажнике мы искали?

Яна уходит за бутылкой. 

ОТЕЦ. Я не знаю, откуда это. Честно, не знаю. Может, Витька из автосервиса что-то установил.
МАТЬ. Ладно, забудем. Все-таки Яна права. Надо поискать сережку в багажнике.
ОТЕЦ. Мы же не открывали багажник. Как сережка могла попасть в багажник?

У матери звонит телефон. 

МАТЬ (в телефон). Да, Зина, сейчас выезжаем. Все хорошо. С тестем знакомлюсь. Хороший!  Может, у нас жить будут! (отцу) Это Зина из ЗАГСА. Просит побыстрее! Надо открыть багажник. Дай ключ, Гена.  Я сама.
ОТЕЦ. Не дам.
МАТЬ. (пытается открыть багажник, но он не поддается) Геннадий! Ты что-то скрываешь от нас? У тебя есть любовница? Я должна посмотреть, что у тебя в багажнике.
ОТЕЦ. Я  потерял ключ. По-те-рял. Сами открывайте. (оживляется). Где шампанское?  Надо выпить, все-таки свадьба (уходит за шампанским).
МАТЬ. Сергей, сделайте что-нибудь.
СЕРГЕЙ. Что я могу сделать? Это ж машина.

Появляется Петр. 

ПЕТР. Как дела? Я паспорт нашел, на серванте лежал. На самом видном месте, а я не замечал.  Так часто бывает, не замечаешь то, что на поверхности. А вы сережку на серванте искали?
МАТЬ. Она, скорее всего, в багажнике, но мы не можем его открыть. А ключ потеряли.
ПЕТР. Это не проблема. Багажник легко открывается ломом. Против лома нет приема.

Петр открывает багажник ломом. Мать роется в багажнике, выбрасывает бумаги, книги, цветы, старые вещи.  Там очень много пустых бутылок из-под спиртных напитков. Мать достает книгу, держит ее брезгливо – двумя пальцами.

МАТЬ. Что, что, что?  Книга! «Техника современного секса».  Развеселил, Гена.

Бросает книгу в груду мусора.

МАТЬ. А вот… Какая интересная открытка. «Геннадию Александровичу в День 23 февраля. Спасибо за поездку на Московскую олимпиаду. Твоя Наташа. 1980 год».  Павлику уже годик был. Это что же за Наташа? Что за сучка? Ладно, разберемся. Наташа.

Мать достает из багажника джинсы.

МАТЬ. А эти джинсы я ему лет десять назад покупала!  А потом они исчезли. Геннадий сказал, что потерял. Я еще подумала, как это джинсы можно потерять. Значит, не понравились мои джинсы.
ПЕТР. А я помню эти джинсы. Гена мне их предлагал. Мне тоже не понравились. Потому что на пуговицах, а мне нравились на змейке.
МАТЬ. Тогда на пуговицах было модно.

Мать извлекает на свет электробритву. 

МАТЬ. Ну, я так и думала. Что-то в этом роде ожидала увидеть. Сергей, вы знаете,  что это такое?
СЕРГЕЙ. Рискну предположить, что это электробритва.  Нет?
МАТЬ. Да! Это электробритва! «Харьков-100» Ему ее подарила Ольга Мартиросова. Когда он в армию уходил.
СЕРГЕЙ. Кто такая Ольга?
МАТЬ. А Ольга – это его одноклассница. У них была половая связь, прости господи, по-другому не скажешь, насколько мне известно. Она ему в армию  письма писала. Он все сохранил, пронумеровал даже. А я все сожгла. А сколько раз я эту бритву выбрасывала, а он ее опять в дом приносил. Постой, постой, по-моему, сейчас эта Ольга проводницей работает. Ага! Сергей, давай снимем колеса, надо вскрыть камеры, может быть, сережка каким-то образом попала в камеру. Помоги мне, я сама сниму.
ПЕТР. Ладно, не буду вам мешать. Жду вашего звонка. Гости вас уже заждались. Я к ним зашел. Поел чуток.

Петр уходит. Мать начинает откручивать колеса. 

МАТЬ (вслед уходящему Петру). Семгу не ешьте без нас, Яна ее любит. А то я знаю Леонида Степановича, он один все съесть может.



К А Р Т И Н А    4

Приходят Отец и Яна у них в руке по закупоренной бутылке  шампанского и стаканы. Машина разобрана полностью, сняты колеса. Вскрыты камеры. 


МАТЬ.(показывает отцу электробритву) Геннадий, это что?
ОТЕЦ. Дай сюда, дура, это мое.
МАТЬ. Нет, ее я тебе не отдам.
ОТЕЦ. Я ей бреюсь.
МАТЬ. Втайне от меня? Я же тебе купила немецкую бритву за десять тысяч с перламутровой ручкой. На день рождения. То-то смотрю, она всегда сухая.
ОТЕЦ. Я ей несколько раз порезался. Она очень опасная.

Мать топчет электробритву. 

ОТЕЦ. Ты смерти моей хочешь? Ладно, потом поговорим. Ты только потом не обижайся.
СЕРГЕЙ. Людмила Павловна, ну зачем вы так? У  человека должно быть право на личную территорию, и на выбор.
МАТЬ. Сережа,  а у меня есть личная территория? Нет у меня такой. Потому что мы – семья. У меня вся территория общего пользования.  Ген, а что за Наташа, с которой ты ездил на Олимпиаду? Давно хотела спросить.
ОТЕЦ. Я убью тебя, Люда.
МАТЬ. Убьешь,  посадят.

Отец хватается за сердце, садится на стул. 

ЯНА. Пап, что же делать? Где моя сережка?
ОТЕЦ. Не знаю, Яна. Может быть, я ее проглотил, эту вашу проклятую сережку. Разрежь меня, если не жалко. Отрежь мне голову, доча. Опасной бритвой! Как твоя мать.
ЯНА. Папа, а ты думаешь, в столице легко жить? Приехал и живи, пожалуйста. Нет, спасибо, не надо. Это они так говорят. Мне так десять раз говорили. Да, мы занимали. Не отдавали. Но все входили в наше положение. А этот Кирипч не хочет. Говорит, отдавай завтра. Это страшный человек, от которого можно ждать, что угодно. (пауза)  И что мне теперь делать? У тебя нет знакомых в больнице? Рентгенологов каких-нибудь.
ОТЕЦ. Зачем это?
ЯНА. Так, на всякий случай.
МАТЬ. У меня есть знакомые в больнице. Но мы же не будем  резать Геннадия Александровича?
ЯНА. Достаточно рентгена.

Все замолкают, прислушиваются к звуку, раздающемуся из-под груды деталей. 

ЯНА. Что за шум?
МАТЬ. Может, мыши. Или землеройки.
ЯНА. Я боюсь землероеек.

Из-под деталей  выбегает деревянная  лошадка. Вся компания с ужасом наблюдает за происходящим, спокойна только мать. 

СЕРГЕЙ. Что это?
ЯНА. Откуда я знаю? Здесь всегда что-то в этом роде.
МАТЬ. Это, наверное, лошадиная сила! Побежала! Это потому что мы с утра уже выпили. А я говорила, не надо. Сначала давайте в загс, а потом за стол.

Из-под груды деталей выезжают деревянные машинки - большие, маленькие. Выезжает заяц с барабаном,  выходит железный человек из гэдэровского конструктора. Выходит Барби под руку с советским плюшевым мишкой (они начинают драться между собой). И т.д. 

ЯНА. Не найдем сережку, все равно уеду. Я здесь ни за что не останусь. Хорошо, что ночью поезд.
СЕРГЕЙ. А ты думаешь, в Москве такого не может быть? Ты недавно приехала, а я там вырос.
ЯНА. Так ты не поедешь?
СЕРГЕЙ. Наверное, поеду, но я бы еще поискал сережку.
МАТЬ. Правильно Сергей говорит. Вы фильм «Вий» видели? Там страшнее было. Я помню, в молодости смотрела.

Свадебная кукла встает и подходит к ОТЦУ, садится ему на колени. 

ЯНА (прячется за Сергея). Кто это?
МАТЬ. Ну, это какая-то кукла. Не видела кукол что ли? Она ж на лобовом стекле сидела.
ЯНА. Что за кукла?
МАТЬ. Ну... Гена говорил, что  внуков хочет. А Паша с женой развелся. А у вас как с детьми? Планируете?
ЯНА. Не знаю, не знаю. Если с долгами рассчитаемся, может быть, будут и внуки. Если не рассчитаемся до завтра, не будет ни внуков, ни дочери, ни зятя.
МАТЬ. Да ты что! Не надо страх на меня нагонять.  Не надо было вообще эту машину трогать. ГАЗ-24М.

Отец гладит куклу по голове,  кукла кусает отца, он плачет, кукла встает и уходит. 

ОТЕЦ. Она меня укусила! Она меня укусила! За что? Что я ей плохого сделал?
МАТЬ. Всё, всё. Гена, не обращай внимания. Это ж кукла. Что с нее возьмешь?
ОТЕЦ. Она меня укусила.
МАТЬ. Я видела, Гена.
ОТЕЦ. Она меня укусила.
МАТЬ. Ген, ну что ты одно и то же. Заладил, как попугай. А помнишь, как меня собака укусила, которую Яна потом раздавила на машине. Уколы от бешенства пришлось делать. Болючие. Ну что ты, испугался?
ОТЕЦ. Если я умру, похороните меня рядом с отцом в Сыктывкаре. И не надо никаких крематориев.
МАТЬ. Хорошо, хорошо.
СЕРГЕЙ. А давайте мы разделим гараж на участки, и каждый все еще раз все просмотрит.
ЯНА. Я не буду, ну его на хуй.
МАТЬ. Доча, что ты говоришь!
ЯНА. У меня стресс.
МАТЬ. Выпей шампанского, что ли!

Яна  плачет, открывает бутылку, пьет из горлышка, давится, кричит. 

ЯНА.  А-а-а-а!
МАТЬ.  Все так плохо? Не пугай меня, Яна.
ЯНА.  Я только что что-то чуть не проглотила…

Яна вынимает изо рта сережку. 

ЯНА. Что это еще такое? Так вот же сережка.  Она в бутылке была. Как такое может быть?

Мать и Сергей подходят к Яне, рассматривают сережку. 

МАТЬ. А ну-ка, доча, покажи.
СЕРГЕЙ. Не понимаю. То есть, сережка была в закупоренной бутылке?
ЯНА. Ну да. (целует сережку) Ура! Ура! Ура!
МАТЬ. А я ж говорила, что надо везде искать.
ЯНА (радостная). А я знала, знала, что мне должно повезти! Когда-то мне должна была жизнь улыбнуться! В последний момент. Когда от меня все отвернулись. Когда уже нет никакой надежды. Сережка, моя дорогая сережка! Сереженька!
МАТЬ. А это именно та сережка? Может, подменили.  Гена, ну чего ты надулся? Скажи, это та сережка?

Отец не реагирует.

МАТЬ. Не пойму, настоящие бриллианты или поддельные? Гена, посмотри, ты же сам выбирал.
ОТЕЦ не реагирует.
ЯН. Конечно, это те самые брюлики. Какие же еще? Пусть Леша Кирпич подавится. Еще и нам останется.
СЕРГЕЙ. За неделю все растратим. А что потом?
ЯНА.  Ну чего ты все время боишься?
СЕРГЕЙ. Потому что знаю.  Людмила Павловна, а много у вас еще шампанского?
МАТЬ. Полно бутылок, Сережа. Целый ящик... Но это потом, если в ресторане не хватит. Но там должно хватить. Гена, у нас же такая радость, ты что обиделся? Сережка нашлась, надо ехать в ЗАГС!
СЕРГЕЙ. Я тоже хочу шампанского!

Входит Петр. 

МАТЬ. Петруша, у нас радость. Яна открыла бутылку шампанского, а там сережка. Это чудо! Колдовство какое-то.
ПЕТР. Плесните колдовства в хрустальный мрак бокала. Слышал я такую песню. Яна крещеная?
МАТЬ. А что? Ты думаешь что-то не так? Как то с этим связано? Я тоже не крещеная.
ПЕТР. А что-то необычное раньше случалось с вашей дочерью?
МАТЬ. Необычного ничего не было. Самая обычная девочка.
ЯНА. Никакая я не обычная. Я любила спать в гробу.
МАТЬ. Яна,  ну что ты людей пугаешь. Ну, это мама моя, заблаговременно купила себе гроб, поставила его на чердаке, а Яночка любила в нем спать. Ну и что такого? Мы и дом тот продали давно уже. И мать давно умерла, слава богу. Что мать тоже была необычная?
ПЕТР. Помню вашу маму, обычная была женщина.
ЯНА. Еще я мечтала продавать цветы на кладбище. 
МАТЬ. Яна, это ты в отца, он тоже цветы любит — гладиолусы. Ты ж его дочь.
ЯНА. Но мы совсем непохожи.
ПЕТР. Значит, едем  в ЗАГС.
МАТЬ. Едем, едем! Пятиминутная готовность.
ПЕТР. Сейчас за фотоаппаратом схожу.


К А Р Т И Н А    5

Спустя 5 минут. Сергей перед ящиком шампанского, рассматривает на свет бутылки, некоторые уже открыты, по поведению Сергея, видно, что он попробовал их содержимое на вкус. Отец по-прежнему сидит на стуле у обломков машины, усмехаясь, наблюдает за происходящим. Входят Мать и Яна в нарядных одеждах, как в первой сцене. 

МАТЬ. Сергей, зачем же вы так много пьете? Стоило на секунду выйти, а ты пол ящика шампанского уже выпил.  Надо ехать. Из ЗАГСА звонили, говорят, что их закрывают — пришла с проверкой санэпидстанция, у нас всего 15 минут.
СЕРГЕЙ. Я тоже, между прочим, в детстве был необычным ребенком. Я многое умел.

Сергей падает. Мать поднимает его. 

МАТЬ. А что ж ты пить совершенно не умеешь?
СЕРГЕЙ. Все я умею. Мне просто не везет.
ЯНА. Сергей, надо ехать. Гости ждут. Гости тоже могут что-то подарить. То что гости подарят - наше.
МАТЬ. Гена, теперь, когда все хорошо, надо ехать.
ОТЕЦ. Я не поеду в ЗАГС. Нет настроения.  Все эти ваши сережки... Я устал, сердце барахлит. Я хотел устроить вам праздник, а вы меня все обидели.
МАТЬ. Гена,  понимаю, что сегодня был тяжелый день. Ну как ты можешь, в такой день. Когда уже все хорошо.  Ты из-за машины?  Скажи, ты из-за машины? Ну скажи. Генка! Генчик! Гений, ты мой.
ОТЕЦ. Да. Из-за машины.
МАТЬ. Не расстраивайся, мы ее сейчас соберем. Поедем в ЗАГС на твоей "Волге". Сергей соберет. Правда, Сергей!
СЕРГЕЙ. Ну как я ее соберу, теть Люда? К тому же у меня голова кружится.
МАТЬ. Сейчас он все соберет.(Сергею) Сергей, ты ж видел, как она разбирается. Ты командуй, а мы будем выполнять  команды. Ты же мужчина. Яна, скажи ему.
ЯНА. Сергей, сконцентрируйся, ты должен. Порадуй отца! У нас в полночь поезд на Москву. Я уже так соскучилась по Москве.
МАТЬ. Сергей, давайте уважать друг друга. Отец может, всю жизнь ждал этого момента. Подготовил нам сюрпризы. И теперь он из-за нас никуда не поедет? Это нечестно. Давай, поставь кресла на место.
СЕРГЕЙ. Хорошо, я попробую.

Сергей бросает кресла в машину. 

МАТЬ. Теперь двери.

Сергей прислоняет двери к корпусу авто. 

СЕРГЕЙ. Черт, кажется, руку порезал.
МАТЬ. Гена, а где аптечка? Гена, ну хватит молчать. Видишь, тесть руку порезал.
СЕРГЕЙ. Теть Люда, я теперь ничего не могу делать.
ЯНА. Это он нарочно. Чтобы не работать. Не в первый раз.
МАТЬ. Не ссорьтесь, дети, в такой день
ОТЕЦ (встает). Эту машину теперь никто не сможет собрать.
МАТЬ. Как это никто не сможет? Я сама все соберу. Пусть. Мне не привыкать. Все сама. Все вот на этих плечах. Ян, давай схему. Как там, что там к чему? Читай! А ладно, не надо!

Мать начинает собирать автомобиль. Однако получается что похожее на летающую тарелку – колес нет, корпус на стульях. Забрасывает в салон детали, радиоприемник, звучит музыка - «Плесните колдовства...» 

МАТЬ. Ну, вот, радио уже работает. Сейчас и все остальное соберем.

Мелкие детали - винтики и гаечки - мать собирает веником. Через пять минут машина – летающая тарелка "собрана". 

МАТЬ. Ну что? Говорили, никто не сможет! Смотрите, как все хорошо получается, как новая. Даже лучше! Она у нас летать будет. Полетим!  Садитесь, все садитесь!
 
Никто не садится 

МАТЬ. Ну ладно, чего надулись. Все хорошо.  Ну, целуйте меня! Ну! Геннадий, ты первый!

Мать обнимает отца, целует его, вталкивает в машину. Затем заталкивает в автомобиль и других членов семьи. Приходит Петр.

ПЕТР. Вижу, у вас все хорошо. А давайте,  я вас сфотографирую! Обнимитесь. Еще ближе, улыбайтесь.  Молодые, поцелуйтесь. Гена, обними Людку.  Приготовились! Снимаю!
МАТЬ. Поехали!

Вспышка. Из-под машины вырываются пламя и дым. Летающая тарелка взлетает.
 Поверхность Луны. Наши герои в шлемах как у космонавтов.


МАТЬ. Все-таки, Ген, а кто такая Наташа?

Занавес







_________________________________________

Об авторе: СЕРГЕЙ МЕДВДЕВ

Родился в Ростове-на-Дону. В 1982 году окончил физфак Ростовского государственного университета (отделение радиофизики). В 1980-х писал тексты для группы «12 вольт». В 2002 году московское издательство «Новое литературное обозрение» включило ранние стихи Медведева в антологию «Нестоличная литература» (редактор Дм. Кузьмин).На данный момент Медведев - автор 15 пьес, соавтор сериала «Местные новости» (реж. В.Шамиров, 2013 год). Первой реализованной постановкой стала пьеса «Парикмахерша» (второе место на конкурсе «Евразия-2007» (Екатеринбург), лауреат фестиваля «Новая драма-2007». В 2008 году «Парикмахерша» была переведена на немецкий язык и стала одной из трех премированных пьес ежегодного Международного берлинского фестиваля «Theatertreffen-2008»).«Парикмахерша» также переведена на венгерский, французский, английский, польский, украинский, болгарский языки. Поставлена в театрах России, Украины, Венгрии (реж. В.Рыжаков, «Лучший спектакль Венгрии 2010 года), Болгарии и Германии.Также в театрах России, Германии и Украины были поставлены «Жаба», «Представление о любви», «Волшебное платье», «Шуба-дуба», «Неудачницы», "Секретный проект "Жуки-64". Большинство пьес опубликованы в журнале "Современная драматургия"скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
417
Опубликовано 27 май 2018

ВХОД НА САЙТ