facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 145 октябрь 2019 г.
» » Артем Пудов. «Прошлое с будущим – словно лицо с отраженьем…»

Артем Пудов. «Прошлое с будущим – словно лицо с отраженьем…»

Редактор: Ольга Девш





Три заметки на полях романа Юрия Лавут-Хуторянского «Клязьма и Укатанагон» 

На мой взгляд, новый роман российского писателя и поэта Юрия Лавут-Хуторянского «Клязьма и Укатанагон» наполовину фантастический, наполовину строго реалистичный, может являться отличным поводом для разговора, в том числе и о том, как именно мы представляем мир будущего и свою роль в нём.

***
В обществе всегда существовало полярное отношение к новым технологиям, научным достижениям, присутствовало совершенно разное видение мира будущего. Скажем, знаменитый поэт Борис Слуцкий ещё в 60-х годах выразил в своих стихотворных строках «Будущее, будь, каким не будешь…» оптимистичный взгляд на грядущее в духе «то, что не успели по тем или иным причинам мы, продолжат следующие поколения». Однако последние десятилетия – это время особенно ожесточённых споров как апологетов Четвертой промышленной революции, спешащих её приблизить, так и защитников текущего положения вещей, чьё мировоззрение не предполагает бесконечной череды дронов и инноваций. На каждый весомый аргумент одной из сторон приходит столь же жёсткий контраргумент другой. Например, Агентство стратегических инициатив и Московская школа управления «Сколково» создали «Атлас новых профессий» – объёмный, научно выверенный документ, призванный «выявить перспективные отрасли и профессии на ближайшие 15-20 лет». Многие профессии, часть из которых пока ещё довольно востребована – бухгалтер, корректор и ряд других, по мнению авторов «Атласа», лет через десять полностью исчезнут, а на их место придут специальности, связанные преимущественно с роботизацией и IT-технологиями. Это исследование вызвало резкую реакцию депутата Госдумы Олега Шеина – он с тревогой сообщил о возможной мощнейшей и скорой безработице в России.

***
В первой части романа Юрия Лавут-Хуторянского «Клязьма» события параллельно разворачиваются в двух жизненных пространствах: незатейливая и в целом горемычная жизнь на селе и жизнь бизнес-элиты, со времён 90-х с их малиновыми пиджаками не так уж сильно изменившейся. Лишь вечная ориентация на «авось», на пословицу «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится» способна удержать простого деревенского жителя от перемен, а красота русской природы и естественность существования могут заставить поднять глаза к небу и хоть чуть-чуть, но получить удовольствие от происходящего. Автор книги с пиететом, даже с некоторой нежностью посвящает немало страниц «Клязьмы» осмыслению деревенской жизни городскими людьми и, наоборот, восприятию гостей сельскими старожилами. Также присутствуют красочные и сочные пейзажные зарисовки:
Зима в глухой деревне, читатель! Что это за наказание и что за наслаждение! В воскресенье, проснувшись зачем-то в шесть утра, хотя сегодня не надо, не надо и не надо, лежишь в утренней темноте, ругая одной сонной извилиной другую, прозвеневшую по глупой будничной привычке ни свет ни заря, ведь уже завтра, в очередь за миллионами уже вскочивших жителей Сибири, не говоря уже о прочих, приближенных к восходу мест, вот в эту самую минуту воткнёшь тёплые ноги в холодные валенки, а руки в телогрейку, и пойдёшь включать, вытаскивать, разжигать, наливать, вытирать, кипятить и заваривать… Так что лежим…

Одна из главных героинь первой части, суровая и жёсткая Татьяна – женщина, которую с полным правом можно назвать «дитя времени»: она родилась в 60-х, часто попадала в сложные ситуации в 90-е и окончательно окрепла в 2000-е. Даже брак с лихим Константином Картушевым – бандитом и наркоманом – лишь на время приостановил развитие Татьяны: она освоила новую, весьма денежную и подходящую ей по характеру профессию бухгалтера, вышла второй раз замуж – теперь уже удачно. Лавут-Хуторянский пунктирно и умело раскрывает основные предпринимательские ухищрения, столь знакомые практически каждому россиянину: «откаты», «крышу» в лице могущественного и хитрого друга детства. Тем не менее, именно страдания Павла, мужа Татьяны, которые с некоторым натягом можно назвать муками совести – одна из основных «изюминок» «Клязьмы». Герой больше не в силах терпеть нищету одних и богатство других, и, вызывая сначала ироничное отстранение, а потом и тревогу супруги, активно дискутирует с ней на вечную тему «Как нам обустроить Россию», тайно вступает в оппозиционную партию. Павлом двигает искреннее желание помочь людям, в силу жизненных обстоятельств далёким от цивилизации, от городского быта и ритма жизни, в то время как Татьяна привыкла всё, даже самое лучшее, «делить наполовину»: она видит подвох и в наиболее искренних душевных проявлениях мужа, её явно раздражают нотки мечтательности в его словах. По мнению хваткой, трудолюбивой и совершенно лишённой романтики женщины, так недалеко и до терзаний от несбывшихся надежд, поскольку если высоко взлететь, то и падать гораздо больнее.

***
«Укатанагон», вторая часть романа, представляет собой дневник погибшего Константина Картушева – гениального пианиста, долгое время находившегося в тюремном заключении. Картушев в своих рассказах и наблюдениях стремился запечатлеть жизнь в будущем, когда тело и разум видоизменятся до неузнаваемости, а полулюди-полуобезьяны начнут пользоваться технологическими ухищрениями, которыми в наше время не владеют даже роботы. Текст Константина разбавлен записями Арифьи-о-Гериты – некоей таинственной сущности из будущего.
Первые две фантасмагорические истории из «Укатанагона» – «Райские птицы» и «Геноцид паразитов» – по-постмодернистски пародируют любовный роман и курс университетских лекций. «Райские птицы» начинаются с милого общения двух персонажей – Паолиньо и Элиастеллы, гуляющих по саду и любующихся цветами: Паолиньо – нерешительный фантазёр, а Элиастелла – невероятно красивая девушка, вызывающая сильное влечение у её собеседника. Вдруг медленное, даже чуть величавое повествование «сворачивает с пути» к полному распаду сюжета, в духе лучших рассказов Владимира Сорокина и Виктора Пелевина: Элиастелла оказывается настоящим монстром во плоти, угрожающим жизни Паолиньо. Таким образом, по мысли Лавут-Хуторянского, даже любовные чувства в будущем лишаются своей привычной «почвы» и превращаются в бешеное противостояние полов. Привычное для современных студентов посещение университетских лекций и семинаров в будущем также может нести черты неопределённости и вражды: в «Геноциде паразитов» профессор Сая-Даб-энфер-юни изначально предупреждает о смертельной опасности, грозящей тем, кто попадёт в лапы паразитов, в изобилии населяющих пространство будущего.
Роман Юрия Лавут – Хуторянского «Клязьма и Укатанагон» – книга, вызывающая у читателя много вопросов. Автор не даёт готовых рецептов, как современному человеку можно совладать с технологиями, не потеряв при этом своё «собственное я», как достойно жить в постоянно меняющемся мире, однако Лавут-Хуторянский наводит на весьма смелые мысли. Если конкретному человеку (Константину Картушеву) после своей гибели удалось яснее всех современных футурологов увидеть будущее, то не является ли та самая жизнь после смерти возможностью почувствовать нечто принципиально новое, «раздвинуть явлений грань»? Это и впрямь тайна, покрытая мраком, достойная отдельного размышления.

скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
160
Опубликовано 30 сен 2019

ВХОД НА САЙТ