facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
ЭЛЕКТРОННЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Социальная сеть Богема
Мои закладки
/ № 119 июнь 2018 г.
» » Анна Голубкова. О ПРОФЕССИИ КРИТИКА

Анна Голубкова. О ПРОФЕССИИ КРИТИКА



В свое время большое впечатление на меня произвело эссе Оскара Уайльда «Критик как художник». Оскар Уайльд ставит в нем критику гораздо выше искусства, потому что искусство как таковое имеет дело с грубой и непросвещенной реальностью, а критика уже – с реальностью высшей, преображенной искусством. И таким образом критика оказывается необходимым звеном в цепочке последовательного трансцендирования, то есть занятием безусловно философским. Именно таким критиком-философом был в свое время Василий Васильевич Розанов, использовавший выработанную литературой символику образов в своих рассуждениях о жизни и смысле бытия вообще. Однако при всей высоте и сложности задачи есть в такой позиции и очевидно слабое место: если художник (писатель, поэт) имеет дело непосредственно с реальностью и качество его творческого метода зависит исключительно от выработанной им оптики, то критик оказывается намертво прикованным к культурной ситуации. И если эта ситуации не предлагает достойных качественных текстов, никакого философского осмысления реальности, никакого трансцендирования тут получиться не может в принципе. В лучшем случае может быть создано отдельное самостоятельное произведение, очень слабо связанное с исходным текстом.

Однако эта высшая задача критики для актуального литературного процесса является наименее очевидной. С точки зрения непосредственного культурного взаимодействия самой важной функцией, на мой взгляд, является поддержание диалога. Ведь любой критический отклик, даже самый неформальный, показывает, что художественное высказывание автора не осталось гласом вопиющего в пустыне, а было услышано. И это крайне важно, потому что без диалога, без обмена мнениями просто невозможно движение и дальнейшее развитие. Конечно, в первую очередь это касается критики аналитической, рассчитанной на достаточно узкую профессиональную аудиторию. Тем не менее именно эта аудитория задает рамки и выстраивает общие параметры литературного процесса, в котором приходится существовать всем остальным его участникам. По сути дела, именно критика объединяет самые разные художественные высказывания в единое культурное пространство, создавая своего рода метатекст. А без критики все так и осталось бы разрозненным, рассчитанным на отдельные группы никак не связанных друг с другом читателей.

Конечно, есть у критики и другие, более конкретные задачи. Например, донести информацию о книге до широкого круга читателей. Именно в этом заключается работа газетных колумнистов, книжных блогеров и авторов маленьких заметок о книгах в популярных журналах. Кроме того, с помощью критики можно влиять на литературный процесс, по возможности выстраивая его так, как это видится правильным с точки зрения той или другой институции. Однако здесь уже вступает в силу фактор воздействия нашей экономической реальности. Если критика философская и аналитическая может создаваться, так сказать, на общественных началах, просто потому что автору необходимо высказаться, то работа книжных журналистов и критиков, следующих какой-то изначально заданной концепции, требует соответствующего вознаграждения. В первом случае, насколько понимаю, таковое присутствует, а во втором является скорее символическим. Как следствие – значительное количество ярких имен среди колумнистов и постоянные жалобы некоторых редакторов на то, что им не хватает вменяемых критических статей. Ведь как бы ни был привлекателен символический капитал, для регулярной критической работы, увы, все-таки нужна непосредственная материальная заинтересованность.

Так что критика, как видим, просто необходима для существования общего литературного поля. И нет ничего страшного в том, что эта критика может выполнять различные, иногда даже разнонаправленные задачи. Главное, что процессы интерпретации и создания общелитературного метатекста все-таки присутствуют в нашем культурном пространстве. Меня, впрочем, когда я начинала заниматься критикой, волновало совершенно другое: на тот момент критическая деятельность казалась наиболее подходящим способом познания и освоения текущей литературной реальности. Когда-то в начале 1990-х профессор Юлия Леонидовна Щапова, археолог и специалист по средневековому стеклу, говорила на лекции, что наилучший способ разобраться в своем предмете – это написать учебник. Соответственно именно попытка дискурсивного изложения своих впечатлений от того или иного произведения как ничто другое помогает изучить актуальные литературные практики. Кроме того, критическую статью можно было без проблем напечатать практически в любом журнале, а публикация текста художественного требовала каких-то просто нечеловеческих усилий.

В наших условиях авторам, желающим публиковаться, проще всего начинать именно с критики и эссеистики. Другое дело, что эта деятельность затягивает, окружающие начинают воспринимать вас именно как критика, что потом очень затрудняет возвращение к собственной художественной практике. Тем не менее в какой-то момент непременно оказывается, что границы современной литературной ситуации все-таки существуют, даже самые прекрасные авторы, которых, к счастью, всегда немного, рано или поздно начинают повторяться, и критику в какой-то момент просто-напросто делается очень скучно. И это, конечно, самое удобное время для переключения на собственное творчество, перехода из позиции наблюдателя и создателя метатекста на уровень «простого» художника. У меня, например, уже года три как имеется ощущение, что о современной литературе мною было сказано все, что я собиралась сказать, и даже несколько более того. Единственная тема, которая меня сейчас интересует и которой я, видимо, буду активно заниматься в ближайшем будущем – это репрезентация женского самосознания в актуальной литературе и проблематика существования женского текста в мизогинном и сексистском культурном пространстве. Так что, наверное, меня уже даже вполне можно исключить из почтенного цеха литературных критиков.



Фото Екатерины Богдановойскачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
293
Опубликовано 30 июн 2018

ВХОД НА САЙТ