facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
ЭЛЕКТРОННЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Социальная сеть Богема
Мои закладки
/ № 117 май 2018 г.
» » Галина Юзефович. О ПРОФЕССИИ КРИТИКА

Галина Юзефович. О ПРОФЕССИИ КРИТИКА



Моя работа практически неотделима от моего образа жизни, от моей личности, поэтому, пожалуй, говорить о том, что я в ней чего-то не люблю, будет не вполне корректно. Да, я не очень люблю ежедневно вставать в семь утра, но я так люблю моих детей, ради которых это делается, что рассуждать о каких-то особых жертвах с моей стороны глупо - дети по определению идут в комплекте со школой, а та, в свою очередь, с ранними подъемами. Так же и с профессией критика: принимая в ней то, что тебе нравится, ты одновременно автоматически соглашаешься и на то, что тебе нравится меньше, и довольно скоро перестаешь видеть границу между первым и вторым.

Но если немного абстрагироваться, то, пожалуй, стимулы, побудившие меня когда-то давно (сегодня уже страшно сказать, как именно давно – почти двадцать лет назад) выбрать этот образ жизни, можно подразделить на внутренние и внешние.

Главный внутренний стимул – это привычка к постоянному экстенсивному чтению и настоятельная потребность в нем. Профессия критика позволяет делать серьезное лицо и объяснять всем, кому придет в голову спросить, что я читаю «по работе», хотя на самом деле подобная книжная всеядность и ненасытность – мое естественное состояние. Я не слишком общительна, я очень мало (и с большим трудом) смотрю кино, я ничего не смыслю в современном искусстве, не хожу в театр, а музыка вообще почти целиком не укладывается в моей голове (гордиться нечем, но это в самом деле так), поэтому литература – единственный канал, обеспечивающий меня и знаниями, и эмоциями, и впечатлениями, и новыми мыслями, и новым опытом. Наталья Борисовна Иванова как-то не без иронии сказала про меня, что я «органически литературоцентрична» - и это безусловно правда. Если меня оставить в покое, весь мой мир сожмется до дивана, где я буду лежать с книжкой и чашкой чая.

Но чтение, понятное дело, только половина работы критика, вторая половина – это собственно написание текстов. И тут (если продолжить говорить о внутренних стимулах) мне банально повезло: я сравнительно легко пишу, поэтому эта часть отнимает у меня сравнительно мало времени и даже доставляет некоторое удовольствие. Книги для своего субботнего обзора на «Медузе» я читаю на протяжении всей недели, но сам текст пишу всегда в пятницу и обычно часа за три-четыре, не испытывая при этом особых мук творчества: как правило, я набрасываю план будущей рецензии прямо в процессе чтения и потом мне остается только облечь его в слова и перенести из головы на экран.

Иными словами, внутренняя мотивация к тому, чтобы заниматься литературной критикой, делится у меня на две части – безусловно радостную и жизненно необходимую (собственно, потребность в чтении) и, возможно, чуть менее радостную, но не слишком обременительную и в конечном счете тоже приносящую удовлетворение – способность к написанию текстов.

Если же говорить о стимулах внешних, то главный тут, конечно, это желание быть полезной, чувствовать, что делаешь что-то такое, от чего другим людям становится хорошо (окей, не то, чтобы прямо «хорошо», но немного лучше или удобней). То, что я делаю, часто называют «рекомендательной критикой», противопоставляя ее критике настоящей, серьезной, аналитической. Меня подобная характеристика совершенно не огорчает и не обижает – я в самом деле вижу себя чем-то вроде проводника по миру чтения, который не столько анализирует, сколько показывает путь. Думая про книгу, я думаю в первую очередь о том, кому она может быть в радость, как работает, на какие рецепторы воздействует – и по мере сил пытаюсь это объяснять моему читателю. И если люди меня слышат, мне верят и, отправившись по моим следам, находят книгу, которую не нашли бы без моей подсказки, а после приходят со мной о ней поговорить или поспорить, я чувствую себя абсолютно счастливой.

Есть ли вещи в профессиональной жизни, которые мне не нравятся? Конечно, но они относятся не столько к сути моей работы, сколько к ее внешнему, формальному обрамлению. Меня огорчает, когда читатели не дают себя труд услышать и понять, что же я пытаюсь сказать. Когда судят о книгах, которых не читали («Прилепин воюет на неправой войне, значит, и книги его плохи», «Быков так много выступает публично, что всех от него тошнит, а значит, «Июнь» я читать не буду, наверняка ужас и попса», «Глуховский в принципе не способен написать ничего интересного» и так далее). Когда дурно и грубо отзываются о книгах, которые мне дороги. Служить постоянным источником раздражения (а в последнее время я много кого раздражаю, это чувствуется) тоже, в общем, не очень приятно.

Но на самом деле, если меня спросить, что в моей работе перевешивает – плюсы или минусы, я скорее всего просто не пойму вопроса. У меня есть книги (причем сколько хочешь и нет риска, что они кончатся и негде будет взять новых), ноутбук, чтобы о них писать, и аудитория, готовая меня читать и мне доверять – о чем еще мечтать. Честно, у меня просто не хватает фантазии.

скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
5 815
Опубликовано 14 мар 2018

ВХОД НА САЙТ